18+

Журналист «Копейского рабочего» побывал в Крыму

12 Сентября 2014 5:57 - автор Виктор Чигинцев
Над бухтой с ревом пронеслись боевые самолеты. Воздух взорвался грохотом орудий. На глади воды выросли водяные столбы взрывов, каскады огненных ракет полетели куда-то вдаль, в невидимый глазу квадрат морской экватории. Жена вздрогнула...
Журналист «Копейского рабочего» побывал в Крыму

Утомленные дорогой, но более того жарким солнцем 45-й широты, оставили поклажу в жилище друзей и, спустившись с крутого увала, поспешили на близкий берег Севастопольской бухты. Если взять за ориентир памятник погибшим кораблям, то напротив через бухту, рядом с фортом Михайловской береговой батареи, и стоит десятиэтажка друзей.

«Наши стреляют…»

Вот оно — Черное море и его бархатная, не по-уральски теплая вода, из которой не хочется выходить. Жаль, что в такую прозрачную, ласкающую тело воду не сможет окунуться внучка-третьеклассница Наташа. В путешествие с предками ее не отпустила мама, наша старшая дочь, объяснив решение тем, что в Крыму, дескать, может быть неспокойно, возможны диверсии. Вот же он — Крым, белый город-герой Севастополь: пляж, солнце, легкий морской бриз.

…Над бухтой с ревом пронеслись боевые самолеты. Воздух взорвался грохотом орудий. На глади воды выросли водяные столбы взрывов, каскады огненных ракет полетели куда-то вдаль, в невидимый глазу квадрат морской экватории. Жена вздрогнула, поскользнулась и упала в набежавшую волну. Ее подхватили под руки две загорелые «русалки» бальзаковского возраста: «Не бойся, девонька, наши стреляют. Вишь  —  крейсеры стоят, с них палят, репетируют парад в честь флотского праздника». Над бухтой зарокотали вертолеты, вниз посыпались парашютисты. Небо украсилось белыми куполами. Кто-то угодил в точку крестообразной разметки, обозначенной для приземления,  и пляж дружно зааплодировал. Кто-то приземлился в воду, и отдыхающие, не скрывая восторга, помогали «гасить» парашюты. Один из десантников оказался девушкой. Смущенная «мокрым» приземлением, она сорвала с головы шлем и по плечам рассыпались пряди роскошных волос. Судя по виду, скорее это были не бойцы ВДВ, а курсанты местного авиаклуба.

Стреляют! В близком украинском зарубежье тоже стреляют. Тут — новороссы, против них тоже вроде не чужие, из киевского военного стана. В приграничной Крыму Украине полыхает гражданская война.

Можно не искать в газетах фронтовые сводки. О многом рассказывают беженцы, каковых в Севастополе тысячи. Мамы с детишками, убежав от войны, обустраиваются здесь, а отцы воюют. Домой хочется, а как вернешься в тот же Луганск, разрушенный бандеровской нечистью за месяцы героической обороны? И печаль у севастопольцев, как у всех россиян, одна – война, ее невосполнимые жертвы. Принято думать, что сегодня правдиво рассказать о некогда отшумевшей войне не дано ни гениям кинематографа, ни корифеям прозы. Не дано за давностью лет. И нет сомнений, что вспыхнувшая в XXI веке новая кровавая война, грозящая своей непредсказуемостью миру, восполнит художникам дефицит впечатлений.

Цветок, оброненный на Землю

Смотрю на карту-схему и вижу все вокруг: панораму удивительно красивой земли, города с ласкающими слух названиями: Феодосия, Алушта, Ялта, Евпатория, Бахчисарай…

Крым, благодаря 45-й широте, равноудаленности от экватора и северного полюса, — золотая середина земли. Полуостров очертаниями напоминает сердце, ярчайший цветок, оброненный создателем на землю. Вдоль дороги проплывали бахчи арбузов и дынь, плантации роз и лаванды, убегающие за горизонт виноградники, зеленые горы с ожерельем приморских городов. «Прекрасна эта земля, омытая одним из самых праздничных морей земного шара», — писал Константин Паустовский.

Слов нет, Крым прекрасен, но во все дни пребывания на земле обетованной  меня не покидало ощущение, что он аккурат на эти два десятилетия независимости Украины отстал в развитии курортной инфраструктуры. Километры необустроенных пляжей, архитектура прибрежных зданий, придорожный сервис, да и многое-многое другое не отмечено печатью лоска и изящества, присущих знаменитым курортам мира, «почерку» XXI века. Создается впечатление, что Крым всегда был нужен России и несопоставимо в меньшей степени незалежной Украине. Возвращение Крыма в родную гавань было долгим, но вполне ожидаемым и желанным.

Жизнь у праздничного моря

«Русская весна — что дальше? Дальше — смена старой власти!» — кричат баннеры. Крымчане словно светятся изнутри. Их устраивают перемены, они счастливы, гостеприимны, искренни в проявлении чувств ко всему русскому, российскому. Скажем, футболки, кружки, магниты с изображением «вежливых людей», особенно президента РФ Владимира Путина — первый товар сувенирных лавок. Впрочем, самокритичные россияне стандартными сувенирами интересуются в меньшей степени. В большей тем, что связано с событиями «крымской весны».

Когда отгремели залпы крейсерских орудий и поутихли страсти отдыхающих, напомнил о себе взыгравший после морского променада аппетит. У женщины, чей зрелый возраст молодил шоколадный загар стройной фигуры, спросил, как пройти в кафе? Узнав, что мы приезжие с Урала, просто сказала: «Зачем вам кафе? Пойдемте ко мне, угощу вкусным борщом!» И ведь уговорила-таки. Весь короткий отрезок пути от пляжа до квартиры звучал ее мягкий малороссийский говорок, живописуя прожитую жизнь. Работала на северных промыслах. Отстранясь от мирской суеты, жила в таежной избушке, добывая пропитание охотой и рыбалкой. У единственной приемной дочери четверо детей, и все «музыкальные». Спасибо вам, Анна Игнатьевна, за доброту!

Таких примеров внимания и соучастия севастопольцев к гостям их прекрасного белого города, омываемого «одним из самых праздничных морей земного шара», можно вспомнить немало. Один из пенсионеров, бренча с товарищами костяшками домино, повторил несбыточное сталинское — «… жить стало лучше, жить стало веселей!» Неужели сбылось?

Отогрейте душу в музее

По возвращении из поездки первым делом перечитал «Севастопольские рассказы» Льва Толстого. «Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникло в душу вашу какого-то мужества и чтоб кровь не стала быстрее вращаться в ваших жилах…». Читал рассказы и живо вспоминал знакомые места, описываемые писателем. Сбылось пророчество гения: «Надолго оставит в России великие следы эта эпопея Севастополя, в которой героем был народ русский». Немало величайших битв познала в своей истории севастопольская земля. Севастополь — город-герой, город-музей, и душу лучше всего отогревать музеями. Херсонес — музей-заповедник. Археологи откопали его только на треть. Миру предстали площади, улицы, жилища древнегреческого города, чья история исчисляется двумя тысячелетиями. Здесь крестилась Русь и принял крещение киевский князь Владимир.

В честь даты эпохального события в пределах величественного Владимирского собора прошел крестный ход, а 27 и 28 августа были объявлены праздничными днями. Эти торжественные дни совпали с проведением в Севастопольской бухте праздничного парада, завершившегося грандиозным салютом. Город русских моряков достойно отметил праздник, впервые за долгие годы проведя военно-морской парад. Любуясь торжеством, горожане «оседлали» пристани, крутые берега, крыши высотных домов.

Расстался словно вчера

Севастополь в сражениях Восточной (Крымской) и Великой Отечественной войн явил миру «русское чудо», величайший пример мужества и героизма. Первой и второй оборонам Севастополя посвящены тысячи исторических книг, его береговые форты-крепости, такие, как 35-я батарея, Михайловская береговая, Сапун-гора, Малахов курган превратились в величественные музейные комплексы, к которым никогда не зарастет народная тропа. Реконструкция фортификационных сооружений города-крепости продолжается и сегодня. Реставраторы, археологи находят все новые останки защитников, и город их торжественно хоронит.

Панорама «Оборона Севастополя 1854-1855 гг.» запечатлела события одного из 349 дней обороны 6(18) июня 1855 года, когда защитники города успешно отразили очередной штурм врага. На мастерски скомпонованном живописном полотне изображено более четырех тысяч фигур, за небольшим исключением безымянных и неизвестных.

В музее-мемориале «35-я береговая батарея» расположен величественный некрополь. На его мраморных плитах начертаны 31500 восстановленных имен из числа защитников Севастополя.

Перевод слова «панорама» с древнегреческого языка — «вижу все вокруг». Представьте, что над вашей головой — панорама звездного неба. И каждая звезда превращается в лицо конкретного защитника Севастополя, павшего на поле брани. Какие красивые, одухотворенные, современные лица, с которыми ты расстался словно вчера. Крупнейший в мире некрополь, обустроенный в музее-мемориале «35-я береговая батарея», зажигает на небосклоне города-героя все новые имена-звезды.

Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики

Новости