Копейчанин собирается в Австрию, чтобы восстановить воинское кладбище

06 Апреля 2015 6:24 - автор Алексей Самаев
28-летний копейчанин Игорь Вардугин — из тех людей, для кого абстрактная информация о том, что прадед воевал и погиб, обрела конкретные очертания. Игорь по крупицам восстановил боевой путь своего прадеда, узнал, где расположена его могила, и теперь собирается привести в порядок кладбище, где захоронены советские солдаты, лишь несколько недель не дожившие до Победы.
Копейчанин собирается в Австрию, чтобы восстановить воинское кладбище
Игорь Вардугин

«Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой», — поется в известной песне. И это правда — практически у каждого из нас воевали деды и прадеды, во многих семьях бережно хранятся боевые награды. Но людям свойственно жить сегодняшним днем, и, храня эту память, мы очень редко предпринимаем усилия для того, чтобы узнать больше о наших предках, чтобы передать знания об их подвиге следующим поколениям.

28-летний копейчанин Игорь Вардугин — из тех людей, для кого абстрактная информация о том, что прадед воевал и погиб, обрела конкретные очертания. Игорь по крупицам восстановил боевой путь своего прадеда, узнал, где расположена его могила, и теперь собирается привести в порядок кладбище, где захоронены советские солдаты, лишь несколько недель не дожившие до Победы.

Молодой человек родился в Казахстане, затем родители переехали в Копейск, и уже больше 20 лет семья живет на Южном Урале. Родители Игоря трудились в шахте, отец имеет больше 20 лет подземного стажа, был начальником отдела городского отдела Ростехнадзора. Мама работала на шахте «Капитальной».

— Я постоянно, когда в детстве приезжал к бабушке в Нагайбакский район, листал старые альбомы, расспрашивал о войне, — вспоминает Игорь. — Она рассказывала про своего отца, моего прадеда. Было известно, что его отправили на войну, он попал в плен, сначала находился в Белграде, потом  его депортировали в Австрию, и больше никаких сведений не было.

Около трех лет назад Игорь загорелся желанием узнать подробности о боевом пути прадеда. Сейчас интернет дает много возможностей для поиска информации. Молодой человек, который с компьютером «на ты», начал собирать сведения на тематических форумах, написал несколько обращений в Российское посольство в Австрии, в Министерство обороны. В итоге он выяснил судьбу прадеда.

— Мой прадед Иосиф Иванович Чешко жил на Украине, в Сумской области, на станции Нижняя Сыроватка. В августе 1941 года, когда его отправили на фронт, ему шел уже 42-й год. Он был пехотинцем, воевал. В 1943-м попал в плен. По мере наступления советских войск пленных отправляли все дальше на запад, последний лагерь, где он находился, располагался в Австрии. Лагерь был освобожден 6 апреля 1945 года, и многих бывших пленных снова зачислили на службу. В рядах 59-й стрелковой дивизии Украинского фронта Иосиф Чешко успел послужить недолго — уже 20 апреля он был убит выстрелом немецкого снайпера. Мой прадед не дожил до победы 20 дней. Он погиб и был похоронен в Эрнстбрунне, а потом его прах перенесли в город Мистельбах.

Фотографии Иосифа Чешко история не сохранила, однако среди материалов, которые удалось разыскать Игорю, были снимки кладбища, где, наряду с его прадедом, нашли последнее пристанище сотни павших советских воинов. У него давно было желание посетить захоронение, привезти с собой горсть земли. Однако фотографии  заставили личный интерес, связанный с историей своей семьи, перерасти в желание не просто посетить могилы, но и восстановить их внешний вид.

— На фотографии захоронения видны памятники, — продолжает копейчанин. — Конечно, травы по пояс там нет. Но сами обелиски — грязные, ободранные. Я подумал, что хорошо было бы организовать акцию, чтобы собрать денег, приехать туда и привести памятники в нормальный вид. Хотя бы покрасить их в белый цвет, звезды «обновить». До того, как увидел снимки, я хотел восстановить могилу прадеда и сделать это своими силами, но пришел к мысли, что надо привести в порядок все захоронение. На фотографиях видно, что в каждой линии захоронений порядка 12 обелисков, а всего там около 120 — 150 обелисков, то есть похоронено больше тысячи человек.

В этом году Игорь Вардугин планирует поехать на 10 дней в Австрию.

— Я пытался найти какие-то российские сообщества, которые находятся в Австрии, — рассказывает он. — На поездку я коплю личные средства, а на восстановление наверняка сумма будет серьезная, поэтому личных средств не хватит. Пока я никакого сбора не веду, потому что собирать нужно под хотя бы примерную смету. Сейчас же, не зная достоверно, сколько там обелисков, в каком они находятся состоянии, составить смету невозможно, а собирать деньги без нее — несерьезно. Думаю, в этом году я съезжу один, посмотрю ситуацию, что смогу, восстановлю, зафиксирую все, примерно посчитаю, сколько будут стоить работы и материалы, а в дальнейшем уже попробую организовать сбор средств.

Игорь планирует переписать все фамилии с каждой могилы и создать в интернете отдельную страницу, посвященную этому захоронению.

— Игорь, скажи, что тобой движет?

— Просто хочется, чтобы в порядке там все было. Наверное, уважение к нашим солдатам. Восстановить памятники — тот минимум, который наше поколение должно сделать, чтобы хоть как-то вернуть им наш долг за их подвиг.

Татьяне Иосифовне Черневой, дочери Иосифа Чешко, в 1941 году было 13 лет.

— Папа был  трудолюбивым, честным, добропорядочным семьянином. Люди  хорошо о нем отзывались. Он и сапожником был, и печки делал, и на сенокосе работал. Когда началась война, его призвали не сразу, потому что он был уже немолодой. Ночью в августе к нам в ворота постучались. Он взял сына на руки и говорит: «Все, это за мной приехали». Мы бежали за телегой, плакали, провожая отца в районный центр. Тогда, в августе, много яблок было, мужчины шутили: «Мы врагов яблоками закидаем».

В Сумскую область гитлеровцы вошли в конце лета 1941-го. По словам Татьяны Иосифовны, страх, усталость и голод были главными спутниками того времени:

Немцы тыкали штыками копны сена, искали русских солдат. Везде висели вывески: «Если хоть один немец пропадет, вся деревня погибнет».

С первых дней оккупации начались жесткие порядки, был введен комендантский час. Сначала немцы заняли сельсовет и школу, потом пошли по селу выбирать лучшие квартиры. Двум фашистам приглянулся дом, где жила семья Татьяны Иосифовны:

Мы из дома убежали на другую улицу в землянку прятаться. А утром решили посмотреть, как там хозяйство — у нас же корова была, куриц держали. А ворот уже не было, и во дворе валялись только куриные головы — немцы кур поубивали и съели, а корову увели. Потом было полтора года оккупации. Как сейчас на Украине в погребах сидят, так и мы во время бомбежек в погребах сидели. 

В марте 1943 года началось освобождение.

— Фашисты, отступая, все поджигали, у нас тогда дом сгорел. Отступили километров на пять, а потом в контрнаступление пошли. И мы спрятались в погребах, сидим и слышим топот, а кто — наши или немцы — не знаем. Мама тогда выглянула — наши.

Область была освобождена к концу ноября 1943-го, а день, когда объявили о победе, Татьяна Иосифовна вспоминает с радостью. Только отец не дожил до этого дня. Еще некоторое время семья прожила на Украине, потом переехала на Урал, в Челябинскую область, к родственникам отца.

Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

Материалы рубрики

Новости