18+

Супругам Сатиным из Копейска вручат медали «За любовь и верность»

03 Июля 2015 9:09 - автор Людмила Гейман Источник фото: Людмила Гейман
8 июля в России будет отмечаться День семьи, любви и верности. Совсем еще молодой, но такой родной уже праздник. Он появился  в 2008 году, хотя история его уходит в далекое прошлое, когда жила на свете семейная пара Петра и Февронии. Почитают Святых только потому, что они стали символом семейного счастья, любви и верности.
Супругам Сатиным из Копейска вручат медали «За любовь и верность»
Супруги Сатины с дочерью Любовью и сыном Сергеем

8 июля в России будет отмечаться День семьи, любви и верности. Совсем еще молодой, но такой родной уже праздник. Он появился  в 2008 году, хотя история его уходит в далекое прошлое, когда жила на свете семейная пара Петра и Февронии. Почитают Святых только потому, что они стали символом семейного счастья, любви и верности.

Семейное счастье — это...

Так что же такое на самом деле семейное счастье? Каждый человек, наверное, понимает его  по-своему. Но не надо иметь специального образования, чтобы знать, к примеру,  что  строительство любого дома начинается с фундамента. Так и семейное счастье тоже имеет свой фундамент – это, конечно же, любовь. Можно попробовать создать семью, основанную на интересе, симпатии, привязанности или страсти, но велика вероятность, что она развалится при первых  же жизненных трудностях, как карточный домик рушится от дуновения ветра.

Однако одной только любви для семейного счастья, думаю, мало. Ведь дом – это же не только фундамент, правда? Помимо любви,  для строительства семейного счастья просто необходимо понимание. Еще  Антуан де Сент-Экзюпери писал, что любящие люди – это не те, что смотрят друг на друга, а те, что смотрят в одну сторону.

Вот таким несколько затянутым вступлением мне хочется начать рассказ о замечательных людях, наших земляках – это супруги Сатины — Дмитрий Павлович и Розалия Михайловна.  На будущий год 12 июня, в День России, они отметят свою «железную» свадьбу – 60-летие совместной жизни. А на днях, 7 июля, на торжественном губернаторском приеме в честь дня святых Петра и Февронии им будут вручены медали «За любовь и верность».   

Сапожник-подмастерье

В 1941 году Димке Сатину исполнилось 10 лет, и он только-только закончил второй класс. Отца в первые же дни войны отправили на фронт, и осталась его мама  Анастасия Ивановна одна с тремя сынами, старшим из которых был Дмитрий.

— Я учился в шестой школе, но скоро ее забрали под госпиталь,  а нас перевели в 32-ю школу, что располагалась в бараке на улице Ленина, — вспоминает Дмитрий Павлович. — Как выживали? Мама у нас была работящая, одной картошки тридцать соток мы сажали. Нас, пацанов, заставляла полоть:  даст задание, а вечером после работы проверит. А когда выкопаем картошку-то, она сама в телегу впрягалась (веревку на плечи, оглобли в руки) и везет с поля,  мы сзади толкаем. Так за несколько раз и перевозили. Еще к деду  я летом ездил в деревню Шумово, там бычков пас, помогал чем мог.

В 1942 году пришла в семью Сатиных похоронка на отца: мол, геройски погиб рядовой Павел Сатин  под Новороссийском, где шли  ожесточенные  бои. Осиротела семья, и за старшего из мужчин остался Дмитрий. В 12 лет он пошел работать: в горотделе милиции, где Анастасия Ивановна  мыла полы, была сапожная мастерская,  шили сапоги и катали валенки для офицеров. Заведовал той мастерской еврей по фамилии Левитан, его-то и уговорила женщина взять старшего сынка в подмастерья. Так до окончания войны и проработал Дима Сатин сапожником. 

Заводская проходная

В войну взрослели рано. Когда прогремели победные залпы, 14-летний Дмитрий и не помышлял больше о школьной парте, надо было приобретать рабочую профессию, помогать маме кормить семью.  Освоив за два года учебы в ремесленном училище  профессию электрослесаря, Дмитрий пришел на завод имени Кирова, в инструментальный цех  слесарем по ремонту оборудования.  

Годы бегут, пришла пора идти в армию. Служить Дмитрию  Сатину пришлось сначала в Свердловске. Попал в автороту (на права выучился еще на гражданке в школе ДОСААФ). На американских «студебеккерах»  возили гранитные камни, которыми  мостили взлетную полосу Кольцовского аэродрома, он в то время только строился. Потом перевели в «запретку», где даже письма нельзя было домой писать. 

Три с половиной года армейской службы не прошли даром: парень возмужал, набрался ума-разума. На родное  предприятие  вернулся, можно сказать, не юноша, а мужчина. Вскоре к заводу имени Кирова присоединили 258-й завод (Строммашина). Горно-шахтная продукция предприятия была чрезвычайно востребована, на заводе, вспоминает Сатин, трудилось более семи тысяч человек, работали в три смены, выполняя государственное задание.

— Я почти всю трудовую жизнь проработал в десятом цехе, — говорит Дмитрий Павлович, — а начальником его был Казанцев Михаил Макарович. Сильный такой мужик, руководитель хороший, а еще охотник заядлый, рыболов. Наш цех всегда план выполнял, и я, конечно, старался на совесть работать, одних только рацпредложений разработал и внедрил семнадцать. 

Встречи, расставания, радости свидания

Однако вернемся в далекие пятидесятые, когда герои нашего повествования были молоды, полны планов и надежд, когда кровь  не текла, а, казалось, мчалась по жилам, и все было по плечу. Именно в это время заприметил Дмитрий одну девчонку в первом цехе. Она только-только пришла ученицей крановщика. Ладненькая такая, симпатичная, да и фигурку парень успел оценить, когда она на кран забиралась или спускалась. Словом, пропало сердце добра молодца. Только уж очень строга с парнями девушка, не знаешь, как и подступиться.

— Стал все же ее провожать до дому, — от далеких  романтических воспоминаний лицо Дмитрия Павловича словно помолодело, морщины разгладились. — Доведу, бывало, до ворот, их семья на улице Полевой жила, не успею даже за руку взять, она – шмыг в калитку, и во дворе уже, на крыльцо взбежала.  А я стою, как… Ну что ж, постою-постою у ворот да и иду домой не солоно хлебавши. Но все ж постепенно я ее уговорил идти со мной в загс, к родителям пришел свататься, все как положено.

Мы беседуем с супругами в их скромной квартире. Розалия Михайловна, расставляя чайные чашки на столе, только улыбается на слова мужа.

— Так что, уговорил вас Дмитрий Павлович или просто понравился? — спрашиваю у нее.

— Серьезный он был, деловой, — коротко ответила хозяйка квартиры. — Вот я подумала-подумала, да и согласилась.

Ах, позвольте вам не поверить, уважаемая Розалия Михайловна. Да, неизбалованные нарядами и увеселениями девушки пятидесятых из рабочих семей, войдя в пору невест, наверняка желали именно таких мужей: обстоятельных, надежных, чтобы за ним — как за каменной стеной. Но признайтесь, дорогая Розалия Михайловна: однажды весенним вечером после очередного свидания-провожания, затаившись без сна на постели, вы неожиданно все поняли? Поняли, что именно этот парень «застрял» в вашем сердце. Что именно с ним вам хочется разделить кров и ложе, родить ему детей, жить долго и счастливо и вместе состариться. Впрочем, в 19 лет о старости не думается… 

Платье из крепдешина

Нежно-розовое крепдешиновое, с вышивкой, платье невесте заказывали в швейной мастерской. Оно стало самым «нарядным нарядом» в гардеробе девушки: семья Михаила Никифоровича Скипина жила скромно. Комиссованный с фронта по ранению, глава семьи трудился на хлебокомбинате, воспитывал, одевал-кормил пятерых детей. Сама Розалия Михайловна  войны не помнит, была мала. Зато помнит, как в 1948-м тяжело уходила из жизни болевшая раком желудка мама,  Розе исполнилось  тогда всего 11 лет. 

…Свадьба была шумной и веселой. Молодым кричали «Горько!», дарили подарки — кто одеяло, кто отрез невесте на платье, кто жениху рубашку, кто голубую пластмассовую салатницу в дом — у кого что есть.

— Вот столько лет прошло, а будто вчера было, — задумчиво говорит Розалия Михайловна. — Я даже помню, что нам пожелали «в загс сходить  лишь раз, в любви и дружбе жизнь прожить, крепить семью, растить детей, не знать нужды и черных дней». Так мы и живем  – в любви и дружбе. Всякое, конечно, бывает в семье, но не было ничего такого, что бы нас разлучило.

— Вы и сейчас красавица, а в молодости-то уж… Не ревновал супруг? — спросила я.

— Не ревновал никогда, — категорично ответил вместо жены Дмитрий Павлович.

— Да ладно уж, — по-доброму одернула его Розалия Михайловна, — вспомни-ка хорошенько. Было, отец, было…

И это добродушное препирательство, и добрый огонек в глазах пожилой уже пары – будто свидетельство того, что с годами не умирает любовь, а только переходит в иное, более зрелое качество. 

Не прервется род

Так, рука об руку, и прошли по жизни герои нашего повествования. Двоих достойных детей воспитали Дмитрий Павлович и Розалия Михайловна. Символично, что первого ребенка, дочку, они назвали Любой. От любви родилась Любовь, которая в свое время подарила родителям замечательного внука, названного в честь деда Дмитрием. Кстати, Любовь Дмитриевна продолжила династию родителей, тридцать лет она отработала на машиностроительном заводе инженером-технологом.

Гордятся Сатины и сыном Сергеем. В прошлом кадровый военный, офицер, Сергей Дмитриевич затем служил в милиции, имеет два высших образования. Сейчас он подполковник милиции в отставке,  занимается своим небольшим бизнесом и воспитывает трех дочерей. 

 В семейном архиве Сатиных – множество наград, среди которых медаль труженика тыла Дмитрия Павловича, другие медали и грамоты супругов. Но главным жизненным достижением они считают своих детей и внуков. Потому что останется на земле след, не прервется род, а это — извечное желание любого человека и извечный закон природы.
Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики

Новости