«Черный след красного колеса» репрессий в судьбе семьи Соколовых

25 Сентября 2018 14:19
Наш читатель Виктор Соколов, член Союза журналистов СССР, высказал свое мнение по поводу сбора средств на возведение памятника жертвам репрессий: 
«Черный след красного колеса» репрессий в судьбе семьи Соколовых

« С большим удовлетворением узнал о том, что в Копейске собираются установить памятный знак жертвам репрессий. Наконец-то восторжествовала историческая справедливость. Долгое время мы стыдливо замалчивали трагические страницы своей истории. Но их невозможно вычеркнуть из людской памяти. Не нужно стыдиться собственной биографии. Что было, то было.

В России едва ли найдется такая семья, в судьбах которой бы не отпечатался бы черный след кровавого колеса репрессий. Верхом беззакония и произвола следовало бы назвать преследования людей только по их происхождению. Под раздачу попали даже крестьяне – вековая экономическая, социальная и духовная опора России. Не избежала печальной участи и наша семья.

Соколовы испокон веку были природными пахарями. Из поколения в поколение передавался опыт грамотного хозяйствования на земле. У них и хлеб родился, и скот плодился. За что и пострадали. Только из самых близких родственников репрессиям были подвергнуты семь человек: дедушка Максим, бабушка Василиса, двое их несовершеннолетних детей Федор и Константин, старший сын Михаил и его молодая жена Екатерина (мои родители) и их грудной ребенок Валентина (моя старшая сестра). Тот факт, что не пощадили даже детей, находится за пределами человечности.

***

В один из зимних дней 1930 года в просторную избу Соколовых нагрянули незваные гости. Все домочадцам было велено немедленно собираться в дорогу. С собой было разрешено взять лишь самое необходимое, только чтобы не замерзнуть в пути. Несчастных посадили на сани и повезли на ближайшую железнодорожную станцию Чумляк. Описываемые события происходили в деревне Красноярка Курганской области. На станции семью с такими же вмиг обездолившими погрузили в неотапливаемые вагоны, по злой иронии судьбы называемые теплушками, и повезли в Тюмень. Оттуда санным ходом печальный конвой выдвинулся в сторону Тобольска.

Из Тобольска несчастных погнали дальше на север. Где-то там, в таежной глуши, бесследно исчезла целая семья с такими же, как они, обреченными на гибель людьми. Лозунг большевиков о ликвидации кулачества как класса успешно воплощался в жизнь.

Только маме великодушно было позволено остаться в городе до тепла. Без денег и вещей, без поддержки родственников, с грудным ребенком на руках она осталась в чужом городе.

Надо было как-то выжить и сберечь дитя. Она пошла наугад по дворам и поисках хоть какого-нибудь пристанища и работы. Одна милосердная семья взяла ее в услужение для работы по дому и ухода за скотиной. Так они с дочерью и пережили зиму.

***

Весной, по первой полой воде из Тюмени прибыл пароход с новой партией ссыльных. В день его прибытия многие тобольчане вышли на пристань с надеждой встретить знакомых из вновь прибывших. Среди встречающих была и мама. Она тоже надеялась увидеть кого-нибудь из красноярских и узнать о судьбе своих родственников Чугаевых. Они тоже были раскулачены, лишены всего имущества и изгнаны из деревни.

В толпе вдруг послышался знакомый голос: «Не знает ли кто семью Соколовых?». Это был мой отец. Еще зимой он бежал с этапа и вот теперь тайно прибыл в Тобольск с надеждой отыскать родных.

Отец буквально выкрал мою маму. Ему как-то удалось договориться с контролером, который пропускал пассажиров на обратный рейс. ДО отбытия парохода маму с ребенком заложили какими-то тюками, и она осталась никем не замеченной.

Беглецы вернулись с Тюмень. После такого чудесного спасения «враги народа» долгие годы скитались по Сибири, Казахстану, Башкирии, пока с такими же перекати-поле не прибились к Челябинским копям. Здесь и обосновались в 1938 году. А спустя три года «враг народа» Михаил Соколов насмерть стоял за Москву, отражая натиск фашистского зверя. Был тяжело ранен и контужен. Больше года провел в госпиталях и вернулся домой инвалидом.

Михаил Максимович рано ушел в мир иной, а мама прожила долгую, необыкновенно трудную жизнь. По сути, она одна вырастила четверых детей.

***

Со времени раскулачивания прошло около шестидесяти лет. Описываемые события совершенно неожиданным эхом отозвались в моей судьбе. Формально я был внуком и сыном врагов народа. И хотя считалось, что сын за отца не в ответе, в некоторых случаях об этом почему-то забывали. Так было и со мной. В 1987 году Одесский обком партии решил выдвинуть меня на должность главного редактора газеты «Советское Приднестровье». По обычаям того времени биография человека, которого прочили на партийную должность, «просвечивалась» до седьмого колена. Так вот, слишком бдительные ребята из КГБ докопались до 1930 года и обнаружили, что мои ближайшие родственники были репрессированы.

В один из дней меня пригласили на собеседование к секретарю обкома по идеологии товарищу Максименко. Едва я переступил порог кабинета секретаря, как он огорошил меня вопросом:

- Как же так получается, товарищ Соколов, что вы, будучи выдвинутым на такую ответственную работу, утаиваете судимость ваших ближайших родственников? В своей анкете вы указали, что таковых не имеете. Вы намеренно солгали или не знали об этом?

- Я и сейчас  скажу, что никто из моих родственников не был судим.

- Но мы располагаем сведениями, что они были репрессированы. Не так ли?

- Да, действительно, они были раскулачены, лишены имущества и высланы без суда и следствия.

- Разве это меняет суть дела?

- Думаю, да. Я честно ответил и подтверждаю сейчас, что никто из моих родственников судим не был.

- Что ж, пока идите. Мы тут посоветуемся.


Признаться, я был оскорблен таким подозрением и непониманием. Выйдя из кабинета, тут же попросил у секретарши чистый лист бумаги и написал заявление с просьбой снять с рассмотрения мою кандидатуру на должность руководителя редакции партийной газеты. С тем и покинул здание обкома.

Через короткое время меня пригласили уже на заседание бюро обкома партии и там единогласно, без лишних вопросов, утвердили в должности главного редактора газеты «Советское Приднестровье». В этом качестве я благополучно проработал более одиннадцати лет до выхода на пенсию.

Все мои попытки отследить судьбу своих родственников успехом не увенчались. Сколько таких же, как они, исчезло бесследно, превратилось в безымянный прах на прокладке каналов, в шахтах и рудниках, на лесоповале… И пусть Памятный Знак станет знаком нашего поклонения и скорби по невинно убиенными. Пусть он станет первым шагом к покаянию за грехи наших прежних вождей.

Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики

Новости