Сердце матери помнит о сыне

05 Ноября 2013 6:57 - автор Алексей Самаев Источник фото: фото автора
Почти четверть века семьи афганцев оплакивают не вернувшихся с "невидимой войны"
Сердце матери  помнит о сыне
В наши дни в обществе нет однозначного отношения к афганскому конфликту 1980-х годов. Кто-то считает участие советских войск в военных действиях в Афганистане неоправданным, кто-то полагает, что решение о вводе наших солдат в эту страну вполне соответствовало тогдашней международной обстановке. Но все эти отстраненные суждения отступают на второй план, когда беседуешь с людьми, на своей судьбе ощутившими трагедию потери близких, родных людей на войне. Тут нет правых и виноватых, есть только боль потери и вопрос «За что?»

24 года назад, 5 ноября 1979-го, копейчанка Тамара Борискина проводила своего старшего сына Толика в армию, в пограничные войска. Через два года ждали его возвращения. Однако вместо сына в Старокамышинск пришла телеграмма о его гибели, а затем — запаянный цинковый гроб.

— Когда телеграмма о смерти пришла, я начала писать запросы, узнавать, как он погиб. Нам ничего не рассказывали, и в справке из военкомата было просто написано: «Погиб при исполнении служебных обязанностей», а в свидетельстве о смерти вообще написано, что он умер в Копейске. Я-то знала, что Толик в Афганистане. Только в марте 1982 года мне пришел ответ от командира части, в которой он служил. Сын погиб в бою, пытаясь вытащить из-под обстрела раненого начальника своей заставы старшего лейтенанта Валерия Логвиненко. Командир части писал, что мы с мужем можем гордиться своим сыном, который «был достойным защитником Родины, ее священных границ».

В бою, завязавшемся в Куфабском ущелье 25 октября 1981 года, погибли 10 советских воинов, из них — четверо южноуральцев: капитан Сергей Григорьев из Миасса, житель Кунашакского района рядовой Жавдат Мусин и копейчане, оба младшие сержанты, оба старокамышинцы — Сергей Поляков и Анатолий Борискин. Григорьев был посмертно награжден орденом Красного знамени, остальные – орденами Красной звезды.

— Хоронили одновременно Полякова и моего Толеньку, — продолжает Тамара Борискина. — Привезли гробы, но я уверена, что ребят внутри не было. Гробы были запаянные, их не вскрывали, а я чувствовала, что там их нет. Что-то было внутри, может, камни положили, чтобы было ощущение, что они не пустые. Мы перед похоронами обшили цинковый гроб материалом, чтоб не выглядел так страшно. Думаю, на границе наши мальчики похоронены. Толин друг потом привез фотографию плиты с фамилиями погибших в том бою. Наверное, это и есть их настоящая могила. Хочется на нее посмотреть, но гражданских в тот район не пускают. В 1985 году я пыталась, когда ездила по путевке в Самарканд, это недалеко от границы, но пройти в район, где находится могила, мне не разрешили.

сердце-матери1.jpg

Тамара Федоровна — из трудовой семьи. Работала на шахте Южнокамышинской, потом на 47-й. Трудилась подземным выбраковщиком, мастером. Хотела поступить в институт, но муж не разрешил учиться. Окончила горный техникум. Продолжала трудовой путь на заводе «Электромашина», на заводе «Пластмасс». Прививала навык к труду и своим детям, но в трудовую книжку Анатолия за его короткую жизнь было внесено всего две записи: «Принят в 730 цех завода «Электромашина» токарем второго разряда» и «Уволен в связи с призывом в Советскую армию». Дочь Тамары Федоровны Ольга, одного из своих сыновей назвала Анатолием, в честь старшего брата.

— Толик умница был, — делится воспоминаниями мать солдата. — Занимался спортом: бегал, лыжи любил. У него много спортивных грамот. Работая на заводе, заочно учился в Свердловском горном институте.

Девушка была у Толика, Оленька. Хорошая такая, и любовь у них была большая. Мы уже после гибели Толика познакомились. Оленька не раз к нам заходила. Она потом вышла замуж, у нее хорошая семья. Я желаю ей счастья, она стоит этого.

Когда мы уже прощались с Тамарой Борискиной, она призналась:

— Вы знаете, уже тридцать с лишним лет прошло, а я каждый день о Толе думаю. Не могу не думать. Такой парень хороший был...

сердце-матери-вн2.jpg

Имя Анатолия Борискина внесено в Книгу памяти военно-служащих органов и войск КГБ СССР, погибших в Республике Афганистан в 1979-1989 годах. К сожалению, мемориальной доски в память о герое на здании школы №23, где учился Анатолий Борискин, нет.

25 октября 1981 года подразделение пограничников было блокировано в Куфабском ущелье превосходящими силами душманов. Бой был скоротечным и жестоким. Противник, кроме удобных, заранее подготовленных позиций, имел еще и тройное численное превосходство.

В первые минуты был тяжело ранен начальник Мургабского погранотряда Валерий Логвиненко. Младший сержант Борискин сумел вынести командира из-под прицельного огня «духов», но при этом сам получил смертельное ранение. Смертельно раненный младший сержант Поляков держал связь по своей радиостанции до конца. Рядовой пограничник Мусин метким огнем прикрывал нашу боевую группу от попыток душманов зайти в тыл, но и он был смертельно ранен в голову и грудь.

Информация сайта 2-й мото-маневренной группы 35-го Мургабского пограничного отряда
Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики
Новости