Дотянуть до «среднего китайца»: копейчанин Андрей Долгушев, проживший два года в Китайской Народной Республике, мечтает открыть на Урале школу боевых искусств

16 Сентября 2011 12:12 - автор Дмитрий Согрин, 16.09.2011 г.
О жизни в Поднебесной Андрей рассказал во время их с женой визита на родину, в Копейск.
Дотянуть до «среднего китайца»: копейчанин Андрей Долгушев, проживший два года в Китайской Народной Республике, мечтает открыть на Урале школу боевых искусств
Совершенствование боевого искусства - основная задача Андрея.

Андрея Долгушева знаю с детства. Росли в соседних дворах, учились в одной школе, вместе играли в футбол, обменивались вкладышами от жвачек…

После окончания школы Андрей поступил в танковое училище. Коренастому, но подтянутому парню шла военная форма. После училища Андрей 11 лет прослужил в пожарной части – инспектором отдельного поста по охране ФГУП «Пластмасс»: в 2007 году 26-летний огнеборец стал героем заметки в «Копейском рабочем», посвященной Дню пожарной охраны.

Два года назад Андрей уехал с женой Татьяной в Китай. А на днях мне позвонил тренер школы восточных единоборств Александр Тавокин-Веккер и сообщил, что в Копейск на несколько дней приехала семья Долгушевых. Мы встретились с Андреем в просторном кабинете Тавокина.

БРАТЬЯ НАВЕК
«Китайцы – очень гостеприимные люди, в этом они схожи с русскими. Но меня поразил один случай. Я спросил у прохожего, как мне добраться до нужного места. Он долго что-то объяснял и в итоге проводил нас до этого места, прошагав пару километров, хотя шел до этого в противоположную сторону».

«Жажда» Востока

— Андрей, что же тебя потянуло в Китай? Романтика, желание заработать или стремление что-то познать?

— Можно сказать, все эти причины и еще несколько. Я с детства увлекался восточной культурой, боевыми искусствами, так сказать, болел Китаем. Большое впечатление оказали фильмы о восточных единоборствах, появившиеся на наших экранах в начале 90-х.

Повзрослев, я начал целенаправленно вникать в Восток: занимался в секции тхэквондо, изучал китайский язык у копейского педагога Анатолия Петрова, увлекся восточными танцами. Кстати, в пожарной части я вел танцевальную студию для своих коллег. Моя жена Таня преподавала в СОК «Здоровье», вела группы йоги и танца живота.

Первый раз мы побывали в Китайской республике в качестве туристов. И у меня сразу же возникло ощущение, что я здесь уже был. Когда-то давно. Будто в прошлой жизни. Татьяне тоже понравилась эта страна с ее величественными пейзажами, уникальной архитектурой, загадочной культурой. Во время нашего путешествия мне поступило предложение поработать в одной из провинций. Мы с женой приняли предложение.

— Как восприняли ваш отъезд близкие люди? Сейчас чувство ностальгии не одолевает?

— Родственники, честно говоря, нас не понимали, а друзья – поддерживали, по-доброму завидовали. Тосковать по Родине, если откровенно, было некогда. В принципе, мы приехали в Китай пожить, зная, что можем в любой момент вернуться в Россию. Но пока нам в Китайской республике интересно, мы насыщаемся знаниями, впечатлениями, активно занимаемся восточными боевыми искусствами – и этой жажды хватит еще на несколько лет.

СРЕДА ОБИТАНИЯ
Копейчане поселились в уезде Лункоу городского округа Яньтань провинции Шаньдунь. Площадь Лункоу – более 800 кв. км, население — свыше 600 тысяч человек. Всего в городе Яньтань проживает около 7 млн. человек.
— Наш уезд находится практически на берегу моря, здесь развито рыболовство, работает металлургический комбинат, а сам округ считается курортной зоной. Места здесь очень красивые – море, скалы, подножье горной гряды Наньшань. Кстати, Яньтань — родина Конфуция, здесь же находится одна из самых крупных в мире скульптур Будды, — рассказывает Андрей.

«Провинциальный» сюжет

— Сложно вам было устроиться в чужой стране?

— Мы освоились буквально за 3 месяца. Тех знаний языка, которые я получил в Копейске, было достаточно на первое время, и сейчас мы с Таней продолжаем совершенствовать свою письменную и устную речь на китайском. Мы довольно быстро нашли друзей. Китай охотно принимает гостей, но очень сложно здесь получить гражданство: мы до сих пор живем по визам.

— Легко ли в этой стране найти работу при такой плотности населения?

— Мы приехали жить в Китай, зная, что нам уже обеспечено место работы: мне — преподавателем русского языка в местном институте, а Тане – учителем в школе танцев. Но в связи с реорганизацией учебного заведения факультет русоведения закрыли, и мы перешли в «Университет пожилых лет».

— Чему обучают в этом вузе?

— Стоит сказать, что Китай – социалистическое государство, здесь до сих пор правящей партией является коммунистическая, поэтому китайцы к россиянам относятся как к братьям, памятуя, что нас объединяло советское прошлое.

Здесь очень уважают старшее поколение, и в республике нет такого понятия как «работающий пенсионер». Для женщин пенсионный возраст – 55 лет, для мужчин – 58. Выйдя на заслуженный отдых, они ни дня не работают: их пенсии хватает на безбедную жизнь. Чтобы пожилое поколение чувствовало себя востребованным, существуют мощные институты поддержки пенсионеров. В «Университете пожилых лет» китайские старички и старушки изучают иностранные языки, литературу, занимаются танцами, боевыми искусствами, прикладным творчеством. Мы с Таней ведем группы гимнастики, восточных единоборств, йоги, танцев, занимаемся вокалом.

Китайские пенсионеры – очень активные люди, да и вообще все китайцы очень любят работать и любят хорошо отдыхать. Периодически наши «студенты» устраивают мероприятия, чтобы показать, чему научились за семестр. Это настоящие концерты с качественными, отрепетированными до мельчайших деталей номерами! Китайцы все делают скрупулезно, не полагаются на авось.

И дешево, и сердито!

— У нас эпитет «китайский» синонимичен слову «некачественный». Это соответствует реальности?

— Нет, российский рынок просто заваливают низкопробной продукцией подпольщики либо бракоделы. Все, что производится для внутреннего рынка, – высокого качества, причем отличается дешевизной. Общее впечатление о китайцах портят жители северных провинций: там плохой климат, это экономически депрессивная зона, которая граничит с Россией, поэтому там действуют подпольные цехи, нелегальные рыболовы и лесозаготовщики.

Моя средняя зарплата около 4000 юаней, в рублях это около 20000. Около одной десятой я отдаю за жилье, которое мне предоставил университет, еда здесь тоже недорогая, так что хватает средств хорошо одеваться и путешествовать.

Вообще, для жителей Китая зарабатывание денег не является смыслом жизни. Они говорят: если у тебя есть хорошая цель, то деньги сами придут. Верность этого утверждения я испытываю на себе.

— В Китае нет религиозного давления?

— Здесь распространены буддизм, даосизм, ислам. Также присутствует христианство, правда, в основном, католическое, хотя я бывал и в православных храмах. Очень интересен буддизм: доброжелательная религия, которая не отрицает все остальные вероисповедания.

— Бытует мнение, что в Китае довольно жестокие нравы…

— Это засилье низкопробных гонконгских боевиков производит впечатление безудержной ярости китайцев. Гонконг самими китайцами называется «городом грехов». Негативное влияние оказывает Корея. В целом же в Китае довольно сдержанные нравы – это касается и боевых искусств, и интимной стороны жизни. В китайских магазинах вы не найдете видеодиск с сомнительным содержанием, в интернете — тоже жесточайшая цензура. В Китае нравственное воспитание на высоте.

— Есть ли у китайцев спрос на русские диковинки?

— Китайцы очень уважают наши Вооруженные Силы, восхищаются российской военной техникой. На русскую литературу у них небольшой спрос, зато очень популярны советские фильмы – «Тихий дон» и даже «Броненосец «Потемкин».

Честно говоря, был немного удивлен представлениям жителей Яньтая о россиянах: китайцы считают, что русские — это здоровенные, сильные люди, которые много пьют. Пришлось немного разрушить их стереотипы.

— Какие задачи сейчас ставишь перед собой?

— Я хочу довести владение восточными единоборствами до совершенства. Мой мастер – китаец, он обучает меня стилю Богомола. Хочу как можно больше вникнуть в местную культуру, меня просто завораживает китайская каллиграфия. Каждый иероглиф – это произведение искусства, наполненное огромным смыслом. Китаец со средним образованием знает порядка 3000 иероглифов, ученые – около 5000, каллиграфисты — 7-8 тысяч. Мне бы дотянуть хотя бы до «среднего китайца».

Вместе с преподавателем челябинского клуба восточных единоборств вынашиваем идею создания на Урале школы боевых искусств, какой еще не было в России. Если это мечта осуществится, то я буду счастлив.

Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики
Новости