18+

Копейчанин, которого правоохранители ошибочно записали в ряды мертвых, дал интервью "Копейскому рабочему"

20 Января 2014 6:33
Владимир Гусев – не знаменитый мореплаватель, не лауреат Нобелевской премии и не высокопоставленный чиновник, обычный человек, из тех, что называют «соль земли». Однако осенью минувшего года фигура Гусева попала в повестку новостей федеральных телеканалов.
Копейчанин, которого правоохранители ошибочно записали в ряды мертвых, дал интервью "Копейскому рабочему"

Владимир Гусев – не знаменитый мореплаватель, не лауреат Нобелевской премии и не высокопоставленный чиновник, обычный человек, из тех, что называют «соль земли». Однако осенью минувшего года фигура Гусева попала в повестку новостей федеральных телеканалов.

Произошло это не благодаря его исключительным заслугам, более того, сам бы он желал, чтобы события, которое сделал его имя известным, никогда не происходило. Дело в том, что 11 лет назад Владимира Гусева официально… признали мертвым.

Ни жив, ни мертв

Владимир Николаевич всю жизнь прожил в поселке Горняк. В Копейске его знают многие – жил, как умел, работал, законов не нарушал, растил дочек. Словом, ничего экстраординарного в течение его дней не происходило до тез пор, как летом 2004 года Гусев купил машину. Автомобиль тоже обычный - ВАЗ-2111. Пошел в МРЭО ставить его на учет, и из соответствующего окошечка говорят ему человеческим голосом: «Машину на учет поставить не можем, потому как вы умерли».

- Когда успел? – поразился наш герой.

- Так почитай как два года назад.

Повернули в сторону копейчанина монитор компьютера и показали там страницу базы данных, в которой напротив его фамилии было черным по белому написано: «человек умер». Паспортные данные совпадали.

- Если бы я тогда знал, с чем мне придется столкнуться, я бы тогда занялся своим «воскрешением». – рассказывает Владимир Николаевич. - Можно было сразу взять эту выписку и идти с ней в суд, и все было бы решено, без последовавших в дальнейшем неприятностей. Но кто знал?

Сами правоохранители также терялись в догадках: не каждый день умерший человек приходит регистрировать машину.

- Мы не знаем, откуда информация, а сами вносить изменения в базы данных не имеем права. Идите куда-нибудь, решайте что-нибудь. Принесите какую-нибудь справку.

- Так какую справку? От кого? – поражался Гусев. - Вот же мой паспорт, вот я сам, а вот – машина!

- Мы не знаем, от кого, но у нас в инструкции не написано, что делать, если к нам обращается покойник.

Крепко задумался копейчанин: «Что делать? Автомобиль купил. Ездить нужно. А если я не зарегистрирую автомобиль, они же меня и оштрафуют, что я без номеров езжу. Не ездить я тоже не могу».

Замкнутый круг

Первым делом пошел Гусев в паспортный стол. Там ответили категорически:

- Мы такой информации никуда не посылали. Это не мы. Возможно, ЗАГС. Пошел в ЗАГС — там та же петрушка:

- Мы ничего не писали, никакой информации в ГИБДД не отправляли. Паспорт есть?

- Есть.

- Прописка есть?

- Есть. - Паспорт действителен?

- Да.

- Все, живите и радуйтесь, у вас все хорошо.

По словам Владимира Николаевича, только потом он узнал, что запись в ЗАГСе о том, что он умер, была внесена 31 марта 2003 года, и в 2004-м она существовала. Просто, судя по всему, работнику ЗАГСа не пришло в голову уточнить, действительно ли есть запись о смерти визитера.

- Откуда же могла пойти информация о моей смерти? - озадаченно спросил Гусев. В ЗАГСе ответили:

- Это милиция. Они где-то ошиблись.

Владимир Гусев обратился к начальнику городской милиции, мол, вот, машину не ставят на учет, и тот сумел «разрулить» ситуацию - позвонил в МРЭО, приказал: «Ставьте, как хотите». После этого машину зарегистрировали. Но жизнь-то продолжалась, а в базе данных Гусев по прежнему числился покойником.

Через год Владимир Николаевич собрался ехать на машине в отпуск на юг. И забеспокоился:

- Я же понимаю, что раз в базе данных стоит такое, то если на дороге меня остановят для проверки документов, и там вылезет, что человек умер, скажут же, что едешь по поддельным документам. А это, скорее всего, арест, это же уголовная статья. Потом, может быть, и разберутся, но когда? И отпуск сразу будет испорчен.

Что делать? В Копейске никто ничего внятного не ответил. Поехал Гусев в Челябинск, в областную ГИБДД. Там дня три ходил по всем кабинетам.

- В конечном итоге мне дали выписку из базы данных, а поверх – подпись и печать, что запись ошибочна. Сказали, что должно прокатить.

- Я спросил, откуда могла появиться эта запись? – продолжает свою горькую повесть Владимир Гусев. - Мне ответили, что из копейской налоговой инспекции. Я поехал в налоговую. Там мне сказали, что информация пришла из прокуратуры. Так я добрался до прокуратуры. Там целый день разбирались и тоже говорили, что это информация не от них. Однако, в конце концов по моим паспортным данным нашли дело, что 14 декабря 2002 года обнаружен труп, и он идентифицирован как я.

Вскоре после описываемых событий дело было уничтожено, однако его содержание запомнилось копейчанину надолго:

- Я видел объяснения, буквально на две строчки. В одном: «Знаю. Звать Володя». Во втором: «Знаю. Фамилия Гусев». Нашли тело в Новосинеглазово. Сам я в Новосинеглазово за всю жизнь был по работе 3-4 раза. Там я не знаком ни с кем, и меня не знает ни один человек. Меня там никто не мог опознать. Насколько я понимаю, просто надо было закрыть это дело, ну и взяли первые попавшиеся данные, чтобы примерно по возрасту подходил. Взяли наугад паспортные данные и закрыли дело. То есть прокуратура сработала очень хорошо, незакрытых дел нет.

После обнаружения дела прокурор сказал, что информацию, что я живой, они разошлют по всем ведомствам, и больше мертвым я нигде числиться не буду. Поэтому тогда, в 2005 году я не стал обращаться в суд. Я полагал, что можно верить таким организациям. Оказывается – нельзя.

Согласно предписанию прокуратуры запись в ЗАГСе действительно была изменена в том же 2005 году, но ее не разнесли никому. Впоследствии я видел запись в базе налоговой инспекции, что я умер.

Право на жизнь

- Как ваши родные перенесли ситуацию?

- Конечно, был шок. И я не знал, что сказать. Вот представляете, город маленький, все все знают. А я-то никак объяснить не мог, потому что мне никто не объяснял, куда бы я ни обращался.

Потом через каждый год – полтора эта ситуация где-нибудь, да всплывала. Налоговая, например. Я работаю в организации – звонит директор: «У меня проблемы по тебе. Зарплату тебе платил, а из налоговой пришло, что ты умер. Соответственно, подозревают в махинациях». Я взял от него бумагу, снова пошел в ЗАГС. Мне опять сказали, что все хорошо, и эта информация больше не всплывет. И тогда я сказал, что если еще раз ситуация повторится, я обращаюсь в суд. И в конечном итоге в сентябре информация о том, что я умер, всплывает в Пенсионном фонде. Предприятие, где я работаю, подало туда годовой отчет, им этот отчет вернули, потому как там есть несоответствие – работает мертвый человек. И меня начальник поставил перед выбором: или решай этот вопрос, или увольняйся. Я поехал снова в ЗАГС, потом в Пенсионный фонд и после этого обратился к адвокату. В Пенсионном взял выписку личного счета, там написано: «Счет организован в 2000 году. Заблокирован в 2002 году в связи со смертью». При этом с меня же налог брали, на какой-то счет они приходили, при том, что мой лицевой счет был заблокирован. В Пенсионном фонде спрашивают: «А что же вы к нам раньше не обратились?» Да откуда же я знал, куда разойдутся эти сведения? Может, они еще где-то есть. Сейчас в Пенсионном счет разблокировали, запись убрали и все перечисления перевели на счет.

В итоге я пошел в суд. Написал исковое заявление в отношении прокуратуры, ОМВД и администрации, потому что ЗАГС – ее подразделение. Копейский городской суд удовлетворил мой иск. Кроме того, мне присудили возмещение 50 тысяч морального ущерба плюс расходов на адвоката и уплату госпошлины.

- Сейчас, после суда, какие ощущения испытываете?

- По крайней мере получил удовлетворение от выигрыша. Единственное, что я хотел получить от всех организаций - удостоверение или справку о том, что я жив, что я не умирал, чтобы, если снова где-нибудь вопрос поднимется, я мог каждому показать. Но такую бумагу мне не дали. Сказали – паспорт есть – он и есть основной документ. И если кто-то начнет сомневаться, что вы живы – приходите в суд – и мы его спросим, почему его не устраивает ваш паспорт.

P.S. Приговор Копейского городского суда не вступил в законную силу, прокуратура опротестовала его, теперь предстоит новое рассмотрение дела в областном суде.

Кроме того, по словам Владимира Гусева, несмотря на заверения представителей Пенсионного фонда о том, что лицевой счет Владимира Николаевича разблокирован, на днях он попытался зарегистрировать личный кабинет на портале госуслуг, ему было отказано на основании того что Песионный фонд РФ не подтвердил существование документа «страховой полис» с данными Владимира Гусева. В соответствии с рекомендациями, данными ему в судебном заседании, Владимир Николаевич готовит еще одно обращение в судебную инстанцию с иском о защите своих прав. Так что, несмотря на то, что эта история длится 11 лет, она еще не закончена.

Прямая речь:

- Я прошел практически все наши госучреждения. И везде одно отношение: «Почему вы считаете, что вы пришли с улицы и мы с вами должны разговаривать?» Хотя вся эта история – дело их рук. Они меня записали в мертвые. Не оповестили семью. И все говорят: «Мы работали в соответствии со статьями закона». Все как положено. И надо бы мне совесть иметь, а то я, видите ли, поклеп на них возвожу, в суд обращаюсь. А то, что конечный результат их работы – это запись о моей смерти, и тут я живой, это, в общем-то, не их ошибка. Это я не соответствую их законной записи.На суде ни одна организация, ни один представитель извинений не принес.

Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики

Новости