18+

«О вас радуюсь...»: Копейская художница Лилия Каримова вернулась из Мексики, где она расписывала антиохийский храм

16 Декабря 2011 13:13 - автор Юлия Айрих, 16.12.2011 г.
Лилия Каримова отправилась в Мехико, столицу Мексики, не как турист. Копейчанка, жительница поселка Октябрьского, уже четыре года занимается росписью православных храмов.
«О вас радуюсь...»: Копейская художница Лилия Каримова вернулась из Мексики, где она расписывала антиохийский храм
Лилия Каримова расписывает православные храмы уже несколько лет.

— Я знаю, откуда берутся облака. Все облака мира рождаются в Мексике, — художница Лилия Каримова не могла налюбоваться потрясающим пейзажем, который открылся ей у подножья действующего вулкана Попокатепетль. Она рисовала этюд, пытаясь в мельчайших деталях запомнить это причудливое бесконечное движение теней, ползущих по горе. — Таких чистых, высоких облаков не увидишь ни в одной другой точке земного шара.

Лилия Каримова отправилась в Мехико, столицу Мексики, не как турист. Копейчанка, жительница поселка Октябрьского, уже четыре года занимается росписью православных храмов. Вот и в Мехико она поехала вместе с группой из шести русских художников расписывать антиохийский православный храм.

Яркая, как сама природа

— Ливанские монахи славятся своей нерушимой верой, в которой они воспитываются с детства, отрекаясь от всего земного. Они ходят в черных длинных сутанах с белым пасторским воротничком. Службу они ведут на двух языках: арабском и испанском. Мы присутствовали на мессе, это очень красивая церемония. Хотя храм и православный, но прихожане во время мессы сидят на скамьях, как это принято у католиков, — рассказывает Лилия.

Ей довелось расписывать новый большой храм в элитном районе Мехико. Девушка трудилась над росписью с мая по август этого года.

каримова.jpg

Чтобы расписать огромный храм, нужны годы.

— Я поняла, почему мексиканское искусство такое яркое — в этой стране все рождает сама природа. Мы были на экскурсии, где нам показали настоящие чудеса. Экскурсовод брал листок, выжимал сок и рисовал им как краской: одни листья дают ярко-желтую, почти светящуюся краску, другие — ярко-красную.

Преодолевать барьеры

Пятидневный график работы позволял в свободное время знакомиться со страной. Город Мехико — очень большой, гораздо больше Москвы, он расположен в горной местности, и у копейчанки с непривычки голова кружилась от бесконечных серпантинов дорог, она путалась в бесчисленных узких улочках с односторонним движением. Жители говорят на местном диалекте испанского, поэтому словарь-разговорник Лилии не очень-то и помогал: слова из него часто не соответствовали языку коренного населения. Английский основная часть жителей Мехико тоже не понимает. Первый вопрос, который русские художники услышали от мексиканца, был: «Where is your man» («Где ваш мужчина?»).

— Мы удивились — с какой целью незнакомец интересуется нашей личной жизнью. Оказалось, он хотел спросить: «What is your name?» («Как вас зовут?»), — смеется девушка.

Лилии за несколько месяцев удалось преодолеть языковой барьер: она уже начала понимать, о чем говорят мексиканцы. И хотя воспроизвести быструю речь ей не удавалось, Лилия уверена — еще чуть-чуть, и она заговорила бы на испанском. А поначалу ей приходилось даже рисовать картинки, чтобы ее хоть как-то смогли понять.

— Мексиканцы — люди открытые, радостные. Все время улыбаются своими белозубыми улыбками, пытаются знакомиться. В то же время они очень медлительные, что причиняло нам неудобства в работе. Нам срочно нужны краски, чтобы быстрее работать, а они отвечают «маньяна» (завтра). И так каждый день и по любому поводу.

В Мехико субтропический климат. Летом там жара достигает 45 градусов. А в сезон дождей опускается до 30 градусов. В это время ливни идут стеной, а молнии вспыхивают одна за другой, я никогда раньше такого не видела.

Ей было тяжело адаптироваться к новому климату, привыкнуть к палящему зною и невыносимо острой пище. Острые приправы — необходимость, чтобы защитить организм от бактерий.

— Мне понравилось мясо, замаринованное в соке кактуса и пожаренное на огне. Его не надо ни солить, ни перчить. Научилась есть овощи, маринованные в остром перце, пила много соков и вкусного чая, — рассказывает Лилия.

Девушка побывала в Акапулько, Санта-Круз и других городах, познакомилась с достопримечательностями Мехико. Работы знаменитой художницы Фриды Кало ее не впечатлили, а вот роспись ее мужа — знаменитого Диего Риверы — в Национальном дворце, привела в восторг.

каримова_2.jpg

Фрески Диего Ривери поразили Лилию Каримову своей масштабностью.

— Сложно представить, что человек работал в одиночку и с нуля, сам делал такую сложную роспись. У меня голова кружилась от таких масштабов.

«Думай о смерти»

Лилия начинала свою карьеру в Екатеринбурге, когда участвовала в реставрации росписи в епархии на улице Репина, 6. Это был действующий храм, но часть росписи в нем была повреждена в результате неудачного ремонта.

«Мне нравится продумывать техническую сторону творчества, соединять несовместимое. Например, комбинировать ткань с железом. Иногда эти мысли меня преследуют, и я не могу уснуть, обдумывая детали. Главное в работе художника – постоянно испытывать муки творчества, иначе толку из тебя не выйдет, лучше сменить профессию. Чтобы переключиться, занимаюсь домашними делами: двигаю мебель, убираю квартиру, готовлю».

— Там я поняла: что бы ты ни делала, главное, чтобы это было во благо. Так ты становишься чище. Когда ты работаешь, всегда думаешь о Боге и стараешься не совершать лишних поступков. Православная вера заставляет задуматься о смерти, о старости, а потому — учит быть добрее к людям. Первое время я много плакала — сижу на лесах, слушаю отпевание и плачу. Эта работа мне очень важна, и дело здесь не в деньгах, — делится переживаниями Лилия.

После окончания работы в Екатеринбурге она, не заезжая домой, отправилась в Монголию на роспись православного храма в Улан-Баторе. Потом была работа над храмом в Саракташе (Оренбургская область). Затем поездка в Мексику. А на прошлой неделе Лилия вновь отправилась расписывать церковь в Москву.

Православная мусульманка

Храм, который довелось расписывать нашей землячке в Мексике, очень большой. Падре, которые курировали работу художников, планировали, что вся роспись будет завершена уже к январю 2012 года. А Лилия опытным взглядом оценила: здесь работы минимум на два года. Команда русских иконописцев под руководством Павла Никулина (бывший челябинец, сегодня живет в Сергиевом Посаде) работает по особой схеме. Всю работу они делят: кто-то прокрашивает фоны, кто-то пишет орнамент, кто-то прописывает слои, поэтому дело движется быстро.

— Никогда не думала, что буду расписывать храмы, — пожимает плечами художница. — Я — мусульманка. В нашей религии писать иконы считается не богоугодным делом: человек — подобие божественного, и изображать его нельзя. А в православии наоборот: принято писать святых. В студенчестве я больше увлекалась пейзажами.

Рисовать людей сложно, а святых — особенно. Писать лики нужно с особым настроением. Сама Лилия лики не пишет. Однажды девушке доверили написать лики плакальщиц в «Успении Богородицы», но она сама осталась недовольна своей работой.

— Мои святые получились очень эмоциональными, тогда как они должны быть отрешенными от всего, с легкой скорбью на лице. Я так прониклась процессом, что дала волю эмоциями. В итоге плакальщиц забраковали, оставили только один лик, — объясняет художница. — Я никогда не училась иконописи, сначала очень переживала, что что-то не получится. Особенность храмовой росписи в том, что она многослойная и очень кропотливая. Сначала делаются фоны, потом они перекрываются, и так постепенно набирается определенный тон с нужными оттенками. Мы не работаем валиком, все расписываем кистями.

Особая гордость копейчанки — изображение Антония в мексиканском храме. Это ее совместная работа с Павлом Никулиным. Девушка рисовала полностью всю фигуру святого, кроме лика.

— Люди говорят, что от моих работ исходит добрая положительная энергия. Может быть, поэтому мне так близка храмовая живопись, ведь она должна не только радовать глаз, но и открывать сердца людей, исцелять их печали.

Из досье «КР»

Лилия Каримова окончила Челябинское художественное училище и РГПУ имени Герцена (Санкт-Петербург). Ее любимые виды творчества: изображение пейзажей, декорирование помещений, батик, керамика, изготовление панно.

В планах — освоить работу над куклами. Большинство работ Лилия делает у себя дома, в поселке Октябрьском.
Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики

Новости