На войне есть место любви

18 Мая 2014 8:00 - автор Юлия Айрих Источник фото: Юлия Айрих
Они вкалывали на заводе по 12 часов в сутки всю войну, без выходных и отпусков, за скудный продовольственный паек — тарелку супа из крапивы и норму американской колбасы в банке.
На войне есть место любви

Они вкалывали на заводе по 12 часов в сутки всю войну, без выходных и отпусков, за скудный продовольственный паек — тарелку супа из крапивы и норму американской колбасы в банке.

А вечером, несмотря на накопившуюся за годы непосильного труда усталость, умудрялись играть в духовом оркестре и ходить на танцы. Ни суровая война, ни тяжелый быт не смогли потушить в молодых сердцах желания жить, защищать Родину и трудиться.

Супруги Сафоновы познакомились в 1941 году, когда пришли работать на завод имени Кирова, поженились в 1946-м. О войне они вспоминают, как о тяжелом, но необходимом испытании. В их думах о том времени есть и капля ностальгии: да, не дай бог и одному поколению пережить то, что довелось испытать людям той эпохи, но это была их молодость, пора их счастья. И на какое бы суровое время она ни пришлась, ей не дано повториться вновь. 

У войны есть необычное свойство — она сталкивает судьбы людей, которые в мирное время имеют мало шансов встретиться. Вот и Иван Андреевич с Евдокией Григорьевной родились в разных частях страны: она в городе Горьком, а он — в Курганской области, селе Мокрый лог Щучанского района.

— Я-то переехала с семьей в Копейск раньше мужа, — вспоминает Евдокия Григорьевна. — Нас репрессировали в 30-м году, а он с мамой и детьми попал сюда, наверное, году в 39-м. Город тогда совсем другой был, на месте улицы Кирова росла большая березовая роща.

У Ивана Андреевича, как и у многих детей того времени, было суровое детство, если вообще можно назвать ребенком девятилетнего мальчика, который в одночасье стал главой семьи, заменив матери и братьям умершего отца.

— Отец вернулся с гражданской войны без ноги, но все равно работал председателем колхоза. Нас, детей, было четверо, когда он умер от воспаления легких, напившись холодной воды и проболев всего три дня. Я в семье был самым старшим ребенком, основные тяготы на себя приняла моя мама. И все это она уже однажды пережила, когда ее мать — моя бабушка — осталась одна без мужа с четырьмя детьми. Как мы выжили тогда — и сам не знаю. Вот тогда мы с семьей и переехали в Копейск, поближе к маминой сестре. Мать крутилась, как могла, жили в землянке в поселке «Афон», там до сих пор осталось несколько домиков, — делится воспоминаниями Иван Андреевич.

Окончил школу, затем школу фабрично-заводского обучения, а в 1941 году пошел работать на завод, где без всякого перерыва трудился почти до 2000 года: 40 лет электриком в литейке, а затем, уже выйдя на пенсию, — в электромонтажном цехе. На заводе и познакомился с будущей супругой, которая в 16 лет работала так, как не трудится всякий современный мужчина.

— Считаю, что я — коренная копейчанка, — с гордостью рассказывает Евдокия Григорьевна. — Когда в 41-м году в школе № 6 основали госпиталь, все девчонки пошли туда медсестрами, ухаживать за ранеными. А я боюсь крови, поэтому устроилась на завод Кирова, это было еще до того, как туда эвакуировали завод из Горловки. Что можно рассказать про те годы?.. Цех был как шахта — ничего не видно, темно, дымили печи… Все эти пять лет мы ничего, кроме работы, не видели. Не могу даже сказать, что у меня была какая-то специализация — каждый делал все, что мог, хватались за любую работу — формовали, отливали снаряды и таскали их на себе, чтобы погрузить и как можно скорее отправить на фронт. А каждый снаряд весил по 16 килограммов, грузили их по 500 штук за смену. Помню, как разгружали машины с лесом, дни напролет таскали бревна и доски. Однажды у меня от этой работы отнялись ноги. Четыре дня не могла подняться, потом кое-как отпустило. А после войны работала в отделе нормирования.

В тылу приходилось тяжело, но молодых парней манили боевые тяготы, они рвались защищать страну на передовой. Вот и Иван Андреевич Сафонов в марте 1943-го вместе с друзьями — Саночкиным и Снегиревым — собрался на войну вместе с организованным в городе добровольным танковым корпусом.

— Отпросились мы с завода, пришли в военкомат. А там нас вызывают к начальнику и требуют – срочно возвращайтесь на предприятие. Оказывается, там некому было сесть за разливочный кран, а металл уже готов, так что медлить нельзя. Я взобрался на кран и на ручном управлении выполнил всю работу. Только управился, как меня вызвали к начальнику цеха и устроили головомойку: никакого фронта, на заводе не хватает рук, а надо «Катюши» собирать. Так для меня военная служба и закончилась, — разводит руками Иван Сафонов.

Впрочем, и на заводе опасностей хватало: Иван Андреевич трижды попадал под высокое напряжение, чудом оставаясь в живых. Один раз его мощным ударом буквально вынесло из трансформаторной будки.

О начале Великой Отечественной войны Иван Андреевич вспоминать не хочет и очень переживает за то, что сейчас творится в Украине, потому что знает, какую цену люди платят на войне, понимает, что в современном обществе обесценивается подвиг его современников. К сожалению, не везде ветераны встречают уважение. Иван Андреевич сам пострадал от нынешней молодежи, попав к «классическую» ситуацию. Однажды он возвращался домой, к нему подошел парень, попросил покурить, а за ответ: «Не курю» нанес удар по голове. Очнулся Иван Андреевич нескоро, впоследствии эта травма привела к ухудшению памяти и слуха.

Окончание войны почувствовали сразу — и работать стало легче, и с фронта доходили вести, внушающие оптимизм. А уж праздновали Победу всем заводом, на природе, с богатым по тем временам столом, под звуки духового оркестра, в котором, кстати, главную трубу играл Иван Андреевич.

— Вы думаете, на войне жизни нет? Ошибаетесь, все равно молодость берет свое. И в цеху, в разгар работы, парни и девушки находили время познакомиться, обняться, подержать друг друга за руки. Много семей образовалось тогда, вот и мы на заводе познакомились, — улыбается Евдокия Григорьевна. — После работы приходилось выбирать: пойти поспать или сходить на танцы. И мы всегда выбирали танцы в городском саду, а потому Ванечка шел меня провожать, а жила я на четвертом участке. Он меня проводит, а я волнуюсь: благополучно ли он дошел до дому?..

В семье Сафоновых, несмотря на тяжелые жилищные условия — на одной кухне жило три разных семьи — родились двое детей. Дочка Нина, к сожалению, умерла в возрасте 50 лет, нанеся матери незаживающую рану на сердце. От нее в утешение осталась внучка Таня и правнучка Анюта, но молодая семья два года назад уехала жить в Сочи, поэтому общаются супруги Сафоновы с любимыми родственниками только по телефону.

— У нас есть еще сын. Мне исполнилось 39 лет, когда мы с мужем нежданно-негаданно «купили» сыночка Сергея. Он наше утешение, он работает в ЮУрГУ, заведует практикой. Часто навещает нас, помогает помыть окна, прибраться, — радуются родители.

На фото - супруги Сафоновы.
Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики

Новости