01 Августа 2019 11:06

Пекинская история Александра Веккера. Копейчанин делает кинокарьеру в Поднебесной

Говорят, если человек талантлив, он талантлив во всем. Копейчанин Александр Веккер соответствует этому правилу: он известнее как музыкант, как основатель копейской школы тхэквондо, а теперь – еще и как актер. Правда, свой актерский талант Александр реализует не в России и не в США, а в Китае.

Пекинская история Александра Веккера. Копейчанин делает кинокарьеру в Поднебесной
Автор: Алексей Самаев Фото: архив героя публикации

В Поднебесной он впервые попал на телевидение, пару лет назад снявшись в местном шоу талантов на первом канале китайского ТВ. После этого наш земляк снялся в нескольких эпизодических ролях, в том числе в фильме «Турандот» вместе с Софи Марсо, а недавно Александр вернулся со съемок сериала «Пекинская история», в двух частях которого он сыграл уже одну из центральных ролей. «Турандот» выйдет на экраны в начале следующего года, а «Пекинскую историю» копейчане смогут посмотреть в интернете, тоже только в 2020-м.


Александр Веккер:

«Фильм «Турандот» зрители увидят в 2020 году. Сколько съемочного материала войдет в окончательную версию фильма, пока неизвестно, но буду рад, если хотя бы процентов десять из тех сцен, где я играл, в нее войдут».



Мы расспросили Александра об особенностях кинематографического процесса в Китае и менталитете жителей этой страны и о мечте, за которой следует идти до конца.

20190608_160118.jpg

Не стал играть Аршавина

– Александр, как вы попали на съемочную площадку китайского сериала и когда поклонники вашего актерского таланта смогут увидеть эту работу?

– На сегодняшний день уже отснят первый сезон сериала «Пекинская история». Серии снимали больше года. Сейчас снимается второй сезон. Правда, первый еще не начали показывать. Вероятно, его выложат в интернет к концу этого года. А отбор проходил так: мне агент прислал информацию о фильме. Мне нужно было придумать образ одного из персонажей, снять и отправить. Я не рассчитывал на положительный отклик, но буквально через сутки со мной связался ассистент режиссера и сказал, что будет звонить главный режиссер по видеосвязи из Пекина. Он позвонил, диалог состоялся и мы поняли друг друга. Уже поздно вечером пришла эсэмэска, что нужно срочно лететь в Китай. Я прилетел в Пекин, меня встретили, познакомили с ролью. Это одна из основных ролей в 11-й части сериала «Пекинская история». Это первая роль, где я снялся не в эпизоде, пусть даже с голливудскими звездами, а именно как артист с определенной харизмой.

2.jpg

– Что за персонажа вы играете?

– Мой персонаж – авторитетный бандит Алиев. По замыслу авторов роли, он должен был быть более старшего возраста, и вообще, по сценарию фамилия была Аршавин. Я им говорю: «Вы мне еще мячик дайте». В итоге удалось убедить поменять фамилию персонажа. Если бы оставили Аршавина, не исключено, я отказался бы от роли. Кстати, один из персонажей носит тоже «футбольную» фамилию – Дзагоев. Я долго вникал в роль, представлял того персонажа, его движения, мимику, дикцию, хотел его, что называется, почувствовать. Как получилось, будут судить зрители.

Сам фильм о четырех друзьях-китайцах, которых жизнь раскидала по разным концам света. Действие происходит в 70-х – 80-х годах прошлого века. Один из друзей оказывается в русской деревне. Его ранят, и местный вор в законе Борис берет его под свою опеку. И тут появляется криминальный авторитет Алиев, который хочет получить статус вора в законе.

20190608_174109.jpg



Александр Веккер:

«Судя по всему, китайские сценаристы – большие поклонники футбола. В сценарии «Пекинской истории» фигурировали персонажи с фамилиями Аршавин и Дзагоев. Хорошо хоть Дзюбы не было».



– Насколько просто, не имея актерского образования, сниматься в кино?

– Может, это и хорошо, что нет специального образования. Если по природе в тебе есть определенная харизма и ты артистичен, ты можешь это сделать. Когда я был еще молодой, когда открывал секцию тхэквондо во дворце пионеров в 1993 году, когда телевидение в Копейске только начиналось, мы снимали фильмы в стиле Джеки Чана, мы мечтали поехать в Китай, сниматься в кино с Джеки Чаном. И вот, после сорока лет все это начало реализовываться. Видимо, был такой посыл во вселенную, и теперь она дает возможность для реализации мечты. Конечно, есть какие-то сложные моменты, но я всегда был к этому готов, и мне не было так уж сложно перевоплотиться в своего персонажа. У меня все получилось, как и в других фильмах, например, в «Событиях в суровом городе», где я сыграл пастора (он сейчас идет в кинотеатрах и скоро будет выложен в интернете). Причем я не знал, что у меня будет роль со словами, а мой китайский не настолько хорош, чтобы играть роль на нем. И когда на съемках мне дали пять листов с иероглифами текста, который мне надо говорить в кадре, я был в шоке. С одной стороны, я не представлял, как это сделать, с другой – я понимал, что это может быть единственный в жизни шанс попасть в большое кино, и терять его я не имею права. Но я не знаю текста, ни одного слова. И я вместо китайского начал говорить молитву на немецком языке. Мне было очень стыдно. И тут что-то во мне переключилось, произошло какое-то волшебство. Я начал говорить все, что знаю на китайском, «включил» мимику, и режиссер вместо того, чтобы выгнать с площадки, взял меня на роль. Потому что артистизм личности, энергетика проявляется даже тогда, когда ты не знаешь языка, и люди это видят и ощущают. Конечно, я был очень горд за себя, и сейчас этот фильм показывают в кинотеатрах и люди его смотрят.


20190608_175522.jpg

Артист по имени Ялишанда

- В «Турандот» вы играли рыцаря из королевской свиты. Насколько это тяжело и, может быть, даже опасно?

– Профессия актера очень опасная. Я в «Пекинской истории» чуть не погиб, а когда снимался в фильме «Турандот» съемки для одного из 13 каскадеров, которые были на площадке, закончились смертью. Я там тоже несколько раз едва не погиб. До сих пор лечусь после этого фильма. На площадке этого фильма все было очень жестко. Я несколько раз хотел сбежать оттуда, потому что понимал, что меня реально убивают. Там нет репетиций, все сцены снимаются с ходу. Что-то сломал себе актер – его просто заменяют другим и отправляют домой. И при этом заносят в «черный список» и никогда больше не возьмут на работу.

– В Китае вас называют «Ялишанда» – таково произношение вашего имени на их языке. А насколько отличается от европейского съемочный процесс?

– То, что процесс идет без репетиций, меня очень удивило. В Голливуде и Европе денег больше, там могут позволить себе репетиции, в Китае же съемки идут с ходу. Тебе говорят, что делать – ты идешь и делаешь.

Травму я получил в первую же секунду съемок в «Турандот». Надо было сделать прыжок в доспехах, и, приземляясь, я со всей силы упал на локоть на каменный пол. Много крови потерял, но сумел пересилить себя и продолжить съемку. В другой сцене меня бьют алебардой, причем надо упасть именно глядя в камеру. Я думал, будет не удар, а имитация. Но когда подбежал, получил так, что искры из глаз посыпались. Даже не понял, бежал – и вдруг лежу на полу. И так несколько дублей. При этом нельзя показать, что ты пытаешься смягчить удар. И это только одна сцена.


Александр Веккер:

«То, что я получил в 11-й и 15-й частях «Пекинской истории» одну из главных ролей для меня – подарок судьбы, мне выпал шанс из миллиона. Иногда мне кажется, что это фантазия, неправда, но, когда я пересматриваю фотографии, убеждаюсь, что все это было на самом деле».



20190608_180007.jpg

Ради мечты

– Их было много?

– да. Например, мне выпала честь сыграть убитого солдата. Я думаю: «Господи, наконец-то. Хоть полежу, отдохну». Но я так ошибался… Мотор, команда – и все побежали, прямо по мне. Потом лежу, а ассистент режиссера пнул лежащий меч, он по каменному полу заскользил точнехонько мне в глаз. Если бы я случайно не открыл глаз в ту секунду и не успел увернуться, то как минимум остался бы калекой. В другой сцене два китайца меня тащат на двух шестах и затем бросают на колонну. И я всегда приземлялся головой. Съемки – это страшно тяжело и опасно. Постоянно думаешь лишь о том, чтобы это все скорее закончилось. А потом: «Как я уйду? Нет, я не могу уйти». Я пять лет шел к большому кино, стольким пожертвовал, чтобы принять участие в съемках, чтобы сбылась мечта. И постоянно шла такая борьба с собой.

Когда я возвращался вечерами домой, я понимал, что на съемки больше не поеду. Какой смысл ехать, если ты ходить-то не можешь? Но едешь, надеваешь доспехи. И так три дня. Я постоянно молюсь, мои ангелы-хранители, наверно, уже стреляются со мной. Больше, конечно, не хотелось бы попадать в такие фильмы, как «Турандот».

– Все эти испытания – это стоит того?

– Это стоит мечты. Если есть мечта, ты идешь до конца. Ты можешь там погибнуть, МЧС за тобой не приедет, но это твой выбор. Даже сложно представить, через что прошли люди, которые достигли своей мечты. Я реализовывался в музыке, записал множество альбомов. Занимался тхэквондо. Теперь вот – кино. Но я понимаю, что то, что ты делаешь в жизни, нужно делать профессионально. Если ты играешь на гитаре арпеджио, оно должно быть очень крутым. Если ты мастер тхэквондо, ты в любом возрасте должен удивлять. Чтобы участвовать в кастингах, надо в Китае жить, потому что иногда в день звонка или на следующий день нужно быть в другом городе. Нужно выбирать что-то одно, направление, в котором надо идти, иначе ни в одном из путей ты не дойдешь до конца. На данный момент мне нужно привести в порядок здоровье, чтобы определиться, в каком направлении развиваться дальше. Если говорить о съемках, то предложений у меня пока нет.

20190608_180220.jpg

– Наверняка вам приходилось общаться с китайцами и помимо съемочной площадки. Что это за народ?

– Конечно, ведь я один среди китайцев, я не могу с ними не общаться. Но мое общение ограничено знанием китайского языка. Я не настолько хорошо владею языком, чтобы общаться свободно. Как сказал Конфуций, «у каждого третьего человека, который встречается на пути, можно чему-то научиться». У китайцев есть, чему поучиться. Это их невероятное трудолюбие. Они и работают, и учатся с раннего утра до позднего вечера. Они очень трудолюбивы и, в отличие от нас, они всегда позитивны. В любую погоду, в любой провинции они всегда жизнерадостны. И знаете, они там к нам относятся лучше, чем мы к ним здесь. Они всегда общаются с уважением, без всякой агрессии, а мы, к сожалению, нет.


Ранее мы публиковали откровения копейчанина, являющегося потомком казачьего рода.

Еще материалы по этой теме
Знакомство с двойником меняет жизнь! Читай истории людей, встретивших своих «близнецов»
11 Сентября 2019 11:55
Знакомство с двойником меняет жизнь! Читай истории людей, встретивших своих «близнецов»

Если бы вы знали, как связаться с человеком, который очень сильно на вас похож, то стали бы с ним зн...

Главные тренды осени 2019
10 Сентября 2019 13:16
Главные тренды осени 2019

Подбираем модную одежду по типу фигуры.

«Копейский рабочий» открыл льготную подписку на газету 1
03 Сентября 2019 09:38
«Копейский рабочий» открыл льготную подписку на газету

Дорогие читатели! Начинается подписка на первое полугодие 2020 года. Внимание! В сентябре можно по...

Темы новостей
Подпишись, чтобы не пропустить самое актуальное
Оставить комментарий
16 Сентября 2019 17:53 Штрафы и суды - южноуральцам отправили "письма счастья" от ЦКС

В суд отправлено 409 исков, еще почти 14 тысяч жителей региона получили претензии с требованием срочно погасить задолженность

16 Сентября 2019 17:26 На Южном Урале формовой хлеб "обогатили" железным штырем

Опасную находку сделала в обычном хлебе жительница Магнитогорска.

Новости СМИ2