18+

Мальчики - на фронт, девочки - на завод

17 Мая 2014 8:00 - автор Алексей Самаев
Юлию Перехваткину в Копейске знают многие. Кто-то – по работе в городском совете ветеранов, кто-то по воспитательной деятельности, кто-то просто трудился с ней бок о бок на заводе «Пластмасс». 
Мальчики -  на фронт, девочки - на завод

Юлию Перехваткину в Копейске знают многие. Кто-то – по работе в городском совете ветеранов, кто-то по воспитательной деятельности, кто-то просто трудился с ней бок о бок на заводе «Пластмасс».

Последних, пожалуй, больше всех, ведь заводу Юлия Федоровна отдала 58 лет. Трудовую книжку ей выдали на предприятии, называвшемся тогда «Завод 114», в далеком 1941 году. Накануне праздника Победы мы поговорили с Юлией Федоровной о трудных днях войны, о том, как жили наши земляки семь десятилетий назад.

— Я родилась в селе под Кыштымом, в большой семье, — рассказывает ветеран. —  У моих родителей было шестеро детей, я была третьим ребенком. В Копейск переехали в 1930 году, потому что наш папа устроился работать заведующим городского лесного склада. Здесь я и в школу пошла. С датой моего рождения произошла интересная история. Фактически я родилась 30 июля 1925 года, но, когда я была еще маленькой, у нас сгорел дом и все документы. Папа поехал в Кыштым, привез одну справку на всех детей, на основании которой мы пошли учиться в школу №2, которую тогда только открыли. Позднее в здании школы располагалось училище № 87. Школа была семилетней, так что, когда я закончила 7 классов, мне надо было переводиться в школу №6. А моя метрика, видимо, где-то потерялась. Пришлось в Копейске написать заявление в ЗАГС, чтобы оформить мне документы. А комиссия решила, что я выгляжу старше, и добавила мне год. В итоге моим  официальным днем рождения стало 29 августа 1924 года. Тогда мне папа пообещал, что  в паспорте исправим, и поставим правильное время рождения. Но получилось так, что, когда пришло время получать паспорт, началась война, и стало не до этого. 

В нашу школу №6 приезжали учиться со всего города, ведь это было единственное учреждение, которое обучало до 10 класса, остальные были начальными школами либо семилетками. Из Потанино, из Северного рудника, из других отдаленных поселков детей привозили на лошадях. Когда началась война, я училась в 9 классе. Нас, девятых классов, было пять. А вот в десятые набрали учеников  всего на два класса. Остальные дети ушли, кто — добровольцем на фронт, кто на завод. И я устроилась на завод 114, который стал моей судьбой. Шесть лет работала с химикатами на основном производстве, затем год трудилась в качестве секретаря, после этого — в лаборатории, где проработала 51 год.  Сначала лаборантом, потом старшим лаборантом, инженером, на пенсию ушла в 1998 году с должности начальника лаборатории. В 1989 году мне было присвоено звание «Заслуженный ветеран завода».

— Вся страна в годы войны работала для фронта, для победы. И случалось, что в тылу люди голодали. На вашу долю эти испытания тоже выпали?

— Конечно, было тяжело. Мои родители уехали работать на подсобном хозяйстве завода имени Кирова, то есть завода № 258. Но я жила не одна, а у старшей сестры. Одной было бы легче, потому что я получала продуктовую карточку рабочего — это 700 граммов хлеба в день, сахар, сухое молоко. А у сестры муж, работавший в шахте горным мастером, умер после инсульта, оставив ее с тремя малолетними детьми, и она на всех получала 600 граммов хлеба. Так что я помогала сестре. А вообще было голодно. Я выросла, но продолжала носить ту же одежду, в которой ходила в школу. Пальто было на мне как куртка, все износилось, но купить новое было не на что.

— Завод только-только начал работать перед войной. Чем запомнился труд в годы военного лихолетья?

— Когда я пришла на завод в 1941 году, здесь работали два цеха. Конечно, особое внимание уделялось безопасности, особенно после трагедии, которая здесь произошла, когда в 1942 году один из цехов взорвался. Взрыв произошел, когда одна смена уже пришла на работу, а другая еще не ушла, поэтому погибших было очень много. В том цеху было особо опасно, они даже работали по 8 часов, потому что, когда трудишься дольше, теряется концентрация. А в цехе, в котором работала я, смена длилась 12 — 16 часов. Взрыв произошел ночью, без двадцати двенадцать. Я тогда работала в первую смену и была уже дома. Я жила на улице Бойко, за Новостройкой, но взрыв разбудил всех даже в этом районе, ночью мы с отцом вышли на улицу посмотреть, что случилось. Многие сразу побежали к заводу, потому что пламя было видно издалека. Когда утром пришли на смену, нас не пустили, разбирали разрушенное, выносили тела погибших. Спасло город то, что у нас цех от цеха были отделены валунами. Если бы не насыпи, Копейск бы снесло. Главный инженер завода, главный технолог, начальник цеха и мастер после этого отсидели по пять лет. А что там произошло, в итоге осталось неизвестным.

— Как вы встретили известие об окончании войны?

— Я была на заводе, трудилась во вторую смену. Начальник цеха 9 мая в 5 часов утра сказал всем заканчивать работу. Он организовал митинг на заводе, объявил, что война окончена. Многие тогда заплакали, так долго ждали этого момента. После этого еще один митинг был в Копейске, на него тоже пришли почти все заводчане. Но и после 9 мая мы продолжали работать по 12 — 16 часов. Только в 1947 году нам объявили, что переходим на восьмичасовой рабочий день. Так было удивительно идти домой в пять часов вечера: еще светло, а ты уже отработал.

— Отличались ли тогда отношения между людьми от сегодняшних?

— Все было по-другому. Люди не боялись друг друга, не обманывали. Однажды я потеряла хлебные карточки на неделю. На работе каждый отламывал от своего хлеба для меня по маленькому кусочку, и я осталась живой, не умерла. Люди были добрые. Сейчас же, к сожалению, многие следуют принципу «не обманешь — не проживешь».

— Вы много общаетесь с молодежью, работаете в совете ветеранов. Чем занимаетесь в свободное время?

— Люблю читать. Но романы не читаю, в основном — прессу. Выписываю газеты «Ветеран», «Комсомольскую правду», «Аргументы и факты», конечно, «Копейский рабочий». А вот телевизор смотрю мало — глаза надо беречь. Мне ведь, слава Богу, девяносто в этом году исполнится.

— Как вам удалось сохранить здоровье?

— Стараюсь не ходить в больницу. Обращалась туда, только когда, упав, ломала руку и ногу. А вообще таблетки мало принимала, любила природные способы лечения. Раньше, когда летом ездила отдыхать в Алушту, в Ялту, всегда привозила из Крыма эвкалиптовый лист, заваривала, пила. А вообще, рецепт прост — не пить, не курить и работать. 

— Вы бывали в Крыму. Как относитесь   к его воссоединению с Россией?

— Конечно, положительно, Крым всегда был российским. Хотя, честно говоря, я такого исхода не ожидала. 

— Вы довольны тем, как ваша сложилась жизнь?

— У меня есть крыша над головой, этим обстоятельством я довольна. На работе я всегда была на хорошем счету, к моему мнению прислушивались, это тоже приятно. Вот на днях от завода подарок принесли, не забывают меня. Ко Дню Победы пришли письма от президента, от губернатора, от главы города. Видимо, жизнь свою я прожила не зря.

Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики

Новости