16+
23 февраля 2018 17:09

Сержант Вероника

День защитника Отечества считается традиционно мужским праздником. Однако сотни тысяч представителей прекрасного пола отмечают его, имея на это гораздо более веские основания, чем многие представители сильной половины человечества.

Вероника Борзенкова
Автор: Алексей Самаев Фото: Фото из архива Вероники Борзенковой
Вероника Борзенкова до сих пор хранит свой военный билет, хотя из вооруженных сил уволилась 16 лет назад. Этот билет, на обложке которого красуется герб Советского Союза, жительница Старокамышинска получила в казахстанском Талды-Кургане — столице Алма-Атинской области нашего южного соседа. В этом городе Вероника и родилась.

— Моих родителей свел Казахстан, хотя оба они из России, — рассказывает Вероника Геннадьевна. — Мама — Лидия Андреевна Вельц — родилась в Старокамышинске, тогда он назывался поселок шахты № 47. Потом жила в поселке Зуевка. Но у нее была проблема со здоровьем — астма, а рядом шахты, угольная пыль... Врачи порекомендовали поменять местожительство, климат, и ее отправили в казахстанский Талды-Курган, к родственникам. Там климат сухой, ей подошел, и она осталась там жить. Мой папа — из Кемеровской области, из Анджеро-Судженска. Поехал с отцом в Казахстан, там встретил маму.

Мама Вероники работала на водонасосной станции, отец трудился сантехником в военной части.

— Мы жили в частном секторе буквально возле части, — вспоминает Вероника. — Офицеры потом шутили: «Тебе не надо через КПП на службу ходить: через забор перепрыгнула — и ты уже на работе».

В семнадцать лет, сразу после школы, девушка пошла работать в часть. Сначала — простой гражданской машинисткой, а в 19 лет, когда ее призвали в ряды Вооруженных сил Казахстана, стала военнослужащей. После призыва начались построения и все, что связано с военным образом жизни. Тревоги, выезды на стрельбы — все как положено. Советский Союз на тот момент уже распался, на дворе был 1995 год.

— Часто проходили учения, — рассказывает копейчанка. — Наша часть относилась к войскам связи. До сих пор иногда во сне снится, как бежишь с катушками проводить связь, соединяешь рации. Это не привычная нам сотовая связь, а традиционная — с рациями, проводами, позывными. Случались и курьезы. Помню, поехали на стрельбы. Одна девушка стреляла из автомата в первый раз, и стрелять начала почему-то не лежа, а с колена. Ее отдачей понесло назад, и она продолжала стрелять уже просто в «белый свет». Начальник штаба ее сразу повалил на землю, чтобы она ни в кого не попала. Сейчас это кажется смешным, а в тот момент было не до смеха — пуля из «калашникова» в упор еще никому пользы не принесла.

На офицера Вероника не училась, в этом не было смысла — в подразделении не было должностей для людей с офицерским званием. Сначала работала старшим линейным надсмотрщиком, потом писарем-чертежником: оформляла людей, которых принимали в штат, оформляла все предписания — что-то вроде сотрудника кадрового отдела. Уволилась она в 2002 году в звании младшего сержанта. До сих пор бережно хранит свой военный билет и медаль, полученную за добросовестное отношение к службе, приуроченную к 10-летию образования Республики Казахстан.

До сих пор Вероника Геннадьевна с большой теплотой вспоминает время службы.


— Гражданское общение, конечно, не такое, как на службе, — рассуждает она. — Мы жили дружнее, все праздники отмечали вместе. Давали концерты, я была их постоянной участницей. Да и вообще, когда ты работаешь с мужчинами — это гораздо легче, чем в женском коллективе. Вспоминаю нашу улицу — все жили дружно, друг друга поддерживали. Очень уважительно относились. Казахи — народ гостеприимный. У моей подруги мать — к ней придешь, так голодной тебя никогда не отпустит.

Сразу после увольнения Вероника переехала в Копейск, куда еще в 1998 году уехали и ее родители.

— Когда продавала дом, пришлось отдать его за бесценок. Уже возникло ощущение, что надо просто уезжать, — вспоминает она. — В конце 1990-х стало сложно с работой, усилился национализм. Там, где работала мама, начали выплачивать зарплату не деньгами, а вещами, продуктами. Один раз зарплату выдали даже детским бельем. В 1996–1997 годах был период, когда в городе просто не было электричества. Мы элементарно сидели без света. Ночью давали свет часа на два–три, днем его не было. В части были дизельные электрогенераторы, только это спасало ситуацию.

В России Вероника Борзенкова пошла по гражданской стезе. Сначала пыталась обращаться в военкоматы, но без гражданства России в армию не брали. А когда получила гражданство, на тот момент уже работала.

— Я очень долго получала российское гражданство, — говорит она. — Переехала в 2002 году, но только в 2005-м получила паспорт. В Копейске 13 лет проработала аудитором в фирме. Сейчас я работаю в такси оператором и логистом.

В День защитника Отечества Вероника и сейчас получает поздравления.
 
— Двадцать третье февраля мы в части всегда отмечали, — рассказывает она. — Хотя в Казахстане День защитника Отечества перенесли на 7 мая, но мы все равно поздравляли своих мужчин 23 февраля — с советского времени традиция сохранилась. Мужчины нас тоже поздравляли.
Считаю этот праздник своим и сейчас. Двадцать третьего февраля меня всегда поздравляют мои коллеги, родственники. Брат до сих пор обращается: «Ну что, мой сержант?..».

«Копейский рабочий» поздравляет Веронику Геннадьевну и всех женщин, отдавших годы своего труда нелегкой военной службе.

Читайте еще новости

Темы новостей
Подпишись, чтобы не пропустить самое актуальное
Оставить комментарий
10 августа 2022 16:00 В Копейске объявлена дата выхода на линию новых автобусов

Автобусы нового поколения выйдут на маршруты Копейского городского округа в День города.

10 августа 2022 15:31 Две трети россиян назвали книги предметом первой необходимости

Еще треть увеличили бюджет на покупку электронных версий печатных изданий.

Новости СМИ2