16+
30 мая 2018 10:53

«Тяжело только первые 90 км». Ультрамарафонец едет покорять Монблан

В апреле копейчанин Антон Биба преодолел 109-километровый Маркохтский ультрамарафон в Геленджике, а уже в июне намеревается стартовать на еще более сложной дистанции. Ультрамарафон «Монблан трейл» при длине трассы 90 километров, имеет перепад высот более шести тысяч метров. Обе дистанции предполагают поистине титанические нагрузки, выдержать которые могут очень и очень немногие.  
Антон Биба
Автор: Алексей Самаев

Для обычного человека пробежать пару километров порой представляется непростым физическим испытанием. Для подготовленного легкоатлета доказательством его спортивной состоятельности служит преодоление марафонской дистанции. Для копейчанина Антона Бибы эти сорок с лишним километров – это лишь первый отрезок на пути к финишу, в очередной раз доказывающему безграничность возможностей человеческого организма. 

Был нормальным или стал нормальным? 

Между тем, в бег рабочий челябинского трубопрокатного завода Антон Биба пришел всего три года назад. До этого был обычным человеком – работал, после работы возвращался домой, засыпал, на утро просыпался и снова на работу. Тогда Антон бросил курить, а курил он довольно-таки много – пачку в день, и потребовалась мотивация, чтобы не начать заново. К тому же в тот период он развелся и не знал, где реализоваться, где найти себя,  а бег стал своеобразной отдушиной. 

«Моя первая пробежка была на четыре километра, – вспоминает Антон. – Тогда я очень устал, но это меня еще больше мотивировало. Я начал бегать, в первый день четыре пробежал, во второй – шесть, потом восемь. Начали сильно болеть колени. У меня тогда был лишний вес, три года назад я весил в районе 98 килограммов (Сейчас – 74 – 76 кг. – Прим. авт.). Соответственно, шла нагрузка на неадаптированные ноги, сильно заболели колени. Я вышел на больничный. Врачи говорили: «Прекращай этим заниматься». После я начал искать людей, которые бы занимались бегом, так как среди близких я поддержки не нашел, все говорили: «Не занимайся ерундой, живи как обычно». Я поставил себе цель – пробежать марафон, и через полгода пробежал свой первый полумарафон, который проходил в Сочи. Это был первый мой забег. Для своего уровня подготовки пробежал неплохо – за 2 часа 22 минуты».

На тот момент колени еще продолжали болеть. Антону надо было сбросить вес, поэтому он сменил рацион, перешел на более простую, нетяжелую пищу: вареную, пареную, немного жареную, перестал есть хлеб, избавился от сахара, вместо него употреблял сухофрукты, орехи, мед. Сейчас он вновь ест булочки, потому что много бегает, и полученные калории быстро сжигаются.  

«Вернувшись в Копейск, в поисках мотивации я нашел в Челябинске бесплатный клуб, там познакомился с большим количеством увлеченных ребят, начал с ними тренироваться, – продолжает бегун. – Тогда понадобилась цель – масштабная, годовая. В тот год в качестве цели я избрал забег на 30 километров на Таганай. Особо к нему не готовился, тренировался вполсилы. На 15-ти километрах забега в гору понял, что спина моя не выдерживает, что в будущем надо готовиться лучше. Соответственно, поставил вторую цель: пробежать Маркотх – марафон в Геленджике на 30 километров. Я приехал туда, потренировался и пробежал. Ближе к финишу у меня начались судороги, значит, бежал хорошо. 
В конце позапрошлого года возникло желание пробежать гонку за рубежом. Посоветовавшись с ребятами, я выбрал Монблан – 90-километровый ультрамарафон вокруг одноименного горного массива, он проходит на горнолыжном курорте Шамони во Франции. Вся сложность заключалась в том, чтобы пройти отбор. Там была лотерея – платишь первоначальный взнос, и либо тебе его возвращают – ты не прошел, либо включают в списки. Я прошел и надо было готовиться – пробежать несколько подобных гонок, чтобы выдержать 90 километров.  

Осенью  бегал Таганай – 42 километра, Тургояк-Таганай – 57 километров, это, наверное, был мой первый ультрамарафон –  забег более 42 километров. Они бывают разные – по 90, 100, 160 километров и больше».  




В любую погоду

Готовился ультрамарафонец в любую погоду кроме самых сильных морозов ниже минус 25 градусов. Занимался в 7club, потому что там есть множество разных тренажеров, есть бассейн и сауна. Но нужно было тренироваться в горных условиях, а гор как таковых в Копейске нет. Ездить куда-то для тренировок – трата времени и денег. Антон долго искал пригодное для тренировок место, и в итоге выяснил, что для этого подходят карьеры за заводом имени Кирова. Бегун спускался в карьер, и получался круг километров на шесть с набором примерно сто метров  по высоте. Пробегал кругов шесть. Бегал в любую погоду, невзирая на грязь ветер и прочие неудобства. Такого, чтоб выглянул в окно и сказал: «Сегодня плохая погода, я не побегу», не было. 

В апреле этого года Антону предстояло стартовать на 109-километровой дистанции в Маркохтском ультрамарафоне.  

«Приехал я в Геленджик за неделю до старта, – рассказывает он. – Первый день тренировок прошел нормально. На второй день в горах начали отрабатывать спуски. Где-то на втором или на третьем участке я стартовал и в тот же момент упал. Поднимаю руки – они все в крови, в порезах, колено в крови, а через три дня старт. Пошел в травмпункт. Тогда для меня ситуация была очень серьезной, ведь для бега на сто километров надо иметь здоровые ноги. Три дня я боролся сам с собой, настраивался на гонку, в последний день вообще мандраж был. Старт у нас был в четыре утра, соответственно подъем был в час ночи. Колено было еще немного опухшее, но я чувствовал, что смогу нормально бежать. Если вдруг будут непредвиденные ситуации, то сойду где-нибудь.

В машине из гостиницы нас ехало четверо: две девочки, я и еще один парень из Тюмени, - все бежали 109 километров. Нас привезли в карьер, где был намечен старт. На тот момент там стояла огромная машина с водой, биотуалеты, армейские палатки. Ветер тогда уже был сильный, поэтому мы не выходили из палатки, чтобы не замерзнуть. Обязательное снаряжение предоставили организаторы. Это вода, запас питания на определенную дистанцию, водонепроницаемая куртка, свисток, фонарик, шапка, перчатки, эластичный бинт, телефон на случай непредвиденных ситуаций, а также спасательное одеяло, которое аккумулирует тепло. Все это все весит в районе двух-трех килограмм». 




Норд-ост нечаянно накроет…


«Старт был дан ровно в четыре часа, машина вывела нас на маршрут, - продолжает Антон. – Мы  бежали с фонариками, кругом ночь, кромешная тьма. Я начал бежать трусцой, чтобы экономить энергию. Лидеры уже были впереди, и по всему зигзагу растянулась цепочка бегунов. Всего дистанцию 109 км бежали 78 человек. Поднялись на хребет, бежим по темноте по лесам, внизу Новороссийск весь в огнях, потрясающе красивый. Где-то на двенадцатом километре, когда начались однообразные подъемы-спуски, начался сильный норд-ост.  

Норд-ост – это сильный, шквалистый ветер, который дует в сторону моря. Он продолжался, наверное, до 32-го километра, из-за него потеряли много сил. Я нагнал девочку, с которой ехал в машине, и мы начали бежать в паре, так вот, когда мы выбегали на равнину или на какое-либо углубление, где идет поток ветра, то она хваталась за меня, чтобы ее не снесло. Была мысль просто сесть и переждать этот ветер. Было реальное ощущение, что если ветер подует еще чуть-чуть сильнее, то тебя может просто со склона сдуть, и ты не сможешь остановиться, пока полностью не скатишься вниз, а это метров двести-триста по камням.  Я куртку не снимал примерно до пятьдесят девятого километра, до такой степени было холодно. Пробежали мы участки норд-оста, много энергии потеряли. Есть там такая гора, называется «Безумная», это когда на коротком участке идет резкий набор высоты. Склон где-то 45 – 50 градусов, и приходится просто лезть триста метров вверх, цепляясь за все, что можно. Вот ты смотришь на эту гору и просто страшно, непонятно, как залезать. Однако залезли все, ребята идут, пыхтят. Затем спуск был трудный, буераки пошли, леса небольшие. Я уже чувствовал, что колено дает о себе знать, хотя я его берег. На тридцать втором километре был брод, а рядом пункт питания и медпомощи. Мы там остановились, перекусили, запаслись водой и побежали дальше. Пошел длинный подъем. Километра четыре просто идешь в гору, там бежать невозможно, даже лидеры не бежали, а шли либо с палками, либо просто очень быстро. 




До 32-го километра берегли энергию, после него начали уже повышать скорость. Прошли подъем, вновь спустились в долину, у меня уже поменялся напарник. Обычно бежишь с кем-то в паре, за ним держишься, потом, если ты ослабеваешь, то сзади прикрепляется другой человек, а тот убегает вперед. Километра с сорокового мы сформировались в более-менее собранную группу. Один за другим шли броды. Их было около пятидесяти штук – вдаль маршрута шла каменистая речка. В нее заходишь, вода ледяная настолько, что перестаешь чувствовать ступни, но это было плюсом, потому что не давало мышцам ног задубеть, судорог не было, как это обычно бывает на стандартной дистанции. Где-то на пятьдесят восьмом километре мы увидели енота. Наверное, один из самых запоминающихся моментов, когда ты среди однообразия видишь такого живчика». 




Досчитай до ста 


Во время ультрамарафонов возможны остановки. Эта гонка для профессионалов, здесь важна стратегия, как спортсмен распланирует свои силы на дистанцию, чем он будет питаться, что пить, иначе сил добраться до финиша не хватит. 

«На 59-м километре находилась заброска, – продолжает Антон. – Заброска – это место, в котором стоит мешок, который мы комплектовали еще перед стартом. В нем находятся запасные кроссовки, носки, чистая футболка, дополнительная еда, которую я не беру на всю дистанцию, а распределяю по частям. Там главное – не переесть и не перепить, потому что еще далеко бежать. Тогда как раз начался еще один подъем, и я в первый раз пожалел, что не взял палки. Это был для меня экспериментальный забег, нужно было понять, над чем следует поработать перед Шамони, какие проблемы могут возникнуть там. В тот момент понял, что мне нужны палки и что надо более точно рассчитывать распределение сил.  

Дальше снова пошла однообразная местность. Мы уже скооперировались с одним пареньком. Начался эмоциональный упадок, чувствовалось, что организм устал, ноги забитые, спуски отрабатываются плохо, а еще бежать полпути. На этот случай у меня был плеер, в который я предварительно скачал мотивирующую музыку. После шестидесятого километра начался просто нервоз, почему-то хотелось плакать, думалось: «Зачем мне это надо? Кому я что доказываю?», поэтому я включил музыку для поднятия настроения. Главное – чтобы оставалась мотивация. Когда добежали до пункта питания на девяностом километре, нам сказали: «Ребят, у вас не будет 109 км, будет больше». Потому что, когда они замеряют трассу, их карта определила 109 километров, но на самом деле там было где-то от 112 до 114 километров. Так что мы уже были морально готовы и на сто девять, и на сто двенадцать.  

Под конец должны были быть две горки. Начало смеркаться. Шли так же в паре. Вокруг лес, под ногами постоянно какие-то ветки, камни. Бежать не получалось, потому что уже ноги были забитые, и мы отрабатывали спуски трусцой. Мы снова надели куртки, достали фонарики, постепенно наступала ночь, холодало. Чувствовалось, что организм хочет спать, идешь и чувствуешь, что сейчас уснешь. Договорились с пареньком, что, допустим, двести метров бежим, сто идем. Там же еще нужно было укладываться в лимитное время, иначе нас снимут. Километра до восьмидесятого шли с опережением графика на четыре часа, что было хорошо, но потом начали сбавлять скорость, потому что я понял, что мой организм физически готов на девяносто километров, но не на сто девять. После девяностого начинается терпежка: терпи, беги, иди, ползи, делай что хочешь, но доберись до финиша. На финише нам устроили сюрприз. Насколько я понял, им нужно было довести маршрут до точки старта, закольцевать, и они устроили конец по таким оврагам, которые ты перед финишем явно не ожидаешь. Прошли их, дальше речка, газовый трубопровод. Я нашел обычные палки-коряги, вижу, что впереди подъем, предлагаю использовать эти палки, чтобы взобраться. Забрались на этот подъем, вдалеке слышен колокольчик – финиш где-то рядом. На финише нас посадили в автобус, увезли до остановки и оставили там. В итоге маршрут занял больше 18 часов». 


После гонки


«В такси я садился минут пять, из такси выходил столько же, приехав домой, поднимался на четвертый этаж минут пятнадцать, настолько устал, – рассказывает Антон. – Все задеревенело, организм не хочет ни есть, ни пить, ни спать, точнее, спать хочет, но не может. Начался озноб, когда тело колотит, ты не понимаешь, то ли температура поднялась,  то ли нет. Наутро проснулся, встать надо, а я не могу. А мне предстояло еще два рейса на самолете перетерпеть. 
Человек вообще может больше, чем он думает. Главное стараться делать чуть больше, чем ты думаешь, что можешь. Умение терпеть и владеть собой помогает в жизни. Я после дистанции стал намного спокойнее. Чувствовать себя стал намного лучше, чем раньше. Как говорит один врач: «Будешь ты бегать – будет все болеть, не будешь – все равно будет болеть, так что дело твое». Есть еще такая поговорка «Девяносто процентов успеха тренировки состоит в том, чтобы просто выйти на эту тренировку». Вот я работаю на работе до восьми,  прихожу домой, в девять выбежал на пробежку. Бег поглотил меня, стал моим увлечением, но я не перевожу его в профессиональную стезю. За счет бега жить стало интереснее, у меня появляются новые знакомства. Например, в этом году в Геленджике познакомился с девушкой, которая проехала 97 тысяч километров, на они ездили на Камчатку, в тайгу, тундру и прочее. У нее в июне должен быть заплыв на 17 километров в открытой воде. На нее смотришь – маленькая, хрупкая девочка, а такое выносит. Глядишь порой на людей, и думаешь: «Вот эти сто километров – это ничто по сравнению с тем, что люди делают». 



Читайте еще новости

Темы новостей
Подпишись, чтобы не пропустить самое актуальное
Оставить комментарий
29 сентября 2022 09:56 Копейчане стали победителями состязаний УрФО по велоспорту

В Тюмени стартовал осенний сезон по велосипедному спорту в дисциплине маунтинбайк-велокросс. Соревнования носили ранг чемпионата и первенства Уральского федерального округа.

29 сентября 2022 09:09 Музейные тайны с «Копейским рабочим». Герой труда Леонтий Федячкин

Единственный обладатель звания «Герой труда» на предприятиях Челябинского угольного бассейна жил и трудился в Копейске. 

Новости СМИ2