25 января 2016 14:19

Сергей Кистер: «Главное — не привлечь к ответственности невиновного»

15 января этого года исполнилось пять лет со дня образования Следственного комитета Российской Федерации. Накануне первого юбилея Следственного комитета о работе следователей, о том, как влияет на нее технический прогресс, и, разумеется, о планах корреспондент «КР» побеседовал с руководителем следственного отдела по городу Копейску Сергеем Кистером. 

Сергей Кистер
Автор: Алексей Самаев

Сергей Викторович пока еще «обживается» в новой должности — до начала этого года он возглавлял Коркинский отдел, однако уже с первых дней назначения ему пришлось, что называется, без разминки, вникать в реалии нашей территории.

С корабля — на бал

— Назначили меня в конце декабря 2015 года, фактически обязанности начальника отдела я исполняю с начала 2016 года, — рассказывает он. — Следственный отдел включает в себя Копейск и Красноармейский район, и знакомство со следователями состоялось второго января, когда произошло убийство четырех человек в селе Миасском. Уже в качестве руководителя Копейского отдела я выехал на место происшествия, чтобы организовывать работу вместе со следователями и моими заместителями. В течение следующих дней мы продолжали расследовать это дело. Была создана следственная группа, в которую вошли практически все следователи копейского отдела, и каждый из них приложил руку к расследованию этого дела.

— Получается, «с корабля на бал» — только назначили, и сразу такое громкое происшествие.

— В общем-то не привыкать. Город Коркино ведь тоже непростая территория. Там также  межрайонный следственный отдел, в который входят Коркино, Еманжелинск и Еткульский район. Следственный отдел по городу Копейску — самый крупный из территориальных следственных отделов, второй по величине — Коркинский следственный отдел. Копейский отдел немного посложнее, но по большому счету это равнозначные территории. Количество уголовных дел, расследуемых на этих двух территориях, примерно одинаково. Здесь отдел чуть больше — в Коркино было девять следователей, в Копейске — десять. Так что я привык работать с большим коллективом, и ничего принципиально нового для себя, каких-либо трудностей не вижу.

— Вас назначили на равнозначную должность. Это была плановая ротация?

— Да, это стандартная ротация: предыдущий руководитель копейского отдела Андрей Михалев будет работать в такой же должности в городе Коркино, я был назначен на должность руководителя отдела в Копейске. В Коркино я работал с 2002 года следователем, затем старшим следователем, и в 2007 году меня назначили  на должность руководителя следственного отдела при прокуратуре по городу Коркино. В 2011 году Следственный комитет стал самостоятельным ведомством, и я продолжил работу в должности руководителя Следственного отдела. Нашими установочными документами предусмотрено, что мы назначаемся на должность сроком на пять лет. Я назначен на должность также на пять лет, после чего либо этот срок будет продлен, либо меня переведут на другую территорию. Что касается собственно вступления в должность, 11 января я принял дела от предыдущего руководителя отдела и приступил к своим обязанностям.

— Как вы оцениваете криминогенную обстановку в Копейском городском округе?

— Простой обстановку назвать вряд ли можно. На мой взгляд, она обусловлена величиной территории, ведь Копейск — пятый город области по численности населения. Сказывается и история города, закрытие шахт — ведь безработица порождает преступность. Разумеется, влияет на нее и употребление жителями города спиртных напитков и наркотических средств. 

Шахтерский след

— Что касается шахтерской истории, то вам, как коренному жителю Коркино, шахтерская специфика не в новинку.

— Мне близок Копейск. Дело в том, что в прокуратуру я пришел работать уже состоявшимся человеком, в 32 года. Я по первой специальности — инженер и долгое время проработал на шахтах. Сам я из рабочей семьи, отец — шахтер, мама работала электромонтером в Коркинском узле связи. После окончания восьми классов поступил учиться в Коркинский горно-строительный техникум, с отличием его окончил. Затем учился в Красноярском институте цветных металлов и золота, также закончил его с отличием. Направление в институт мне дала шахта «Коркинская», туда я и вернулся после окончания института. Работал горным мастером на проходке, затем был призван в армию. Служил в реактивной артиллерии в Чебаркуле, дослужился до должности командира батареи.

Я женат с 1993 года и, интересный момент, когда пошел служить в армию, супруга тоже, все бросив, поступила на службу. Мы с ней служили в одном полку. В армии нравилось, и нас хотели оставить, но в силу семейных обстоятельств пришлось вернуться в Коркино. Я снова устроился на шахту начальником участка конвейерного транспорта. Это очень ответственная должность, потому что,  если остановится конвейерная линия, прекратит работу вся шахта. Однако в конце 1990-х начались перебои с выплатой зарплаты, даже более года была задолженность, и в итоге пришлось уволиться.  

Когда я ушел с шахты, устроился работать судебным приставом. Был одним из первых приставов в области по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Как раз тогда вышел приказ о создании подразделения по ОУПДС. Впоследствии штат расширился, а на тот период я был одним-единственным. Затем поступило предложение перейти в отдел экономической безопасности Челябинского тракторного завода, где я проработал несколько лет. Там работали многие бывшие сотрудники правоохранительных органов. Войдя в этот коллектив, я заинтересовался их мышлением, видением мира. В отделе я был самым молодым, и у этих уважаемых мной людей многому научился, именно они повлияли на мое решение получить еще одно высшее образование — юридическое. Я поступил на заочное отделение ЧелГУ и в этот же период начал работать следователем прокуратуры города Коркино. Мне нравилось заниматься расследованием особо тяжких уголовных дел — убийств, изнасилований и так далее. В то время таких дел было очень много, количество убийств в конце 1990-х–начале 2000-х годов зашкаливало. В среднем одномоментно каждый следователь расследовал 8–10 дел, и подавляющее большинство из них были особо тяжкими. Мне нравилось расследовать запутанные преступления, и со временем заниматься «простыми» убийствами стало не так интересно. Я  сам просил прокурора давать мне дела посложнее, передавать мне нераскрытые преступления. У меня получалось их раскрывать и расследовать. Главное было — найти «ниточку», потянув за которую  распутать «клубок» преступления. Можно раскрыть почти любое уголовное дело, главное — приложить старание и умение.

Территория Коркино, Еманжелинска, Еткуля со временем несколько «успокоилась», сложные преступления сейчас — довольно редкое явление. В Копейске же и по сей день имеется много нераскрытых убийств и изнасилований, основной объем дел — именно по таким видам преступлений. Я настроен на то, чтобы раскрывать даже «старые» уголовные дела. Будем поднимать из архива дела, приостановленные ранее за неустановлением лица, виновного в совершении преступления, и работать с ними. В настоящий момент не могу обещать, что их будет много, но предпринимать усилия по раскрытию этих дел, по привлечению виновных к уголовной ответственности  мы будем. 

Кто убил старушку?

— Какие дела за период вашей работы запомнились больше других?

— Одно из последних сложных дел мы заканчивали в Коркино в 2015 году. Оно касалось насильственных действий сексуального характера в отношении девочки. Дело было очень сложным.  На доследственной проверке девочка рассказала, что отчим совершил в отношении нее половое преступление. После этого следователь арестовал отчима, тут позиция потерпевших резко поменялась. Отчим был кормильцем детей, и бабушки, мама — все они поменяли свои первоначальные показания, начали говорить, что это все они придумали. Виновный тоже все отрицал. Мне пришлось взять дело в производство самому. Мы целый год занимались расследованием, и, несмотря на сопротивление родственников, в суде удалось доказать вину обвиняемого. Это редкий случай, обычно потерпевшие хотят возмездия, наказания виновного лица, а здесь следователи остались с уголовным делом «один на один». Доказательства собирались по крупицам. В итоге по этому делу был вынесен обвинительный приговор.      

Дел было много, были и сложные убийства. Например, незаурядное дело, уже  довольно давнишнее. Я тогда работал следователем, материал же был у другого следователя. Он вынес  постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Суть материала была такова: бабушка выпала с пятого этажа, с балкона, скончалась на месте. Следователь  решил, что бабушка сама упала, покончила жизнь самоубийством. Об этом говорил ее сын, с которым они жили вдвоем. Жили очень бедно, сын злоупотреблял спиртными напитками, дома была полная антисанитария, тем более что пенсионерка в силу возраста не могла полностью себя обслуживать. Спустя некоторое время меня заинтересовал  этот материал, я полистал его и сделал предположение, что, возможно, это было убийство. Я по собственной инициативе приехал  в этот дом, поднялся в квартиру и, осмотрев место происшествия, пообщавшись с сыном покойной, понял, что с большой долей вероятности имею дело с убийством. Попросил у прокурора материал и несколько дней подряд ходил к этому мужчине, разговаривал с ним. Мужчина категорически отрицал возможность убийства и свою причастность к нему, указывал, что бабушка сама упала. Несмотря на это, мы возбудили уголовное дело, и когда я его расследовал, было установлено, что это было именно убийство. Во-первых, мной были сделаны все замеры, выяснен рост бабушки, и я сделал вывод, что она в силу своего возраста физически не смогла бы перелезть через перила. Она еле передвигалась,  даже из дома практически не выходила. Очевидцев преступления не было. Я начал опрашивать соседей, кто из них что слышал. Дело происходило летом, окна и балконы были открыты. Я опросил взрослых, но явных доказательств по-прежнему не было, все случилось ночью, и все спали. Но потом удалось выяснить, что у соседей дома находился несовершеннолетний сын. В ту ночь он не спал, в отличие от родителей, играл в компьютерные игры, а компьютер был у стены комнаты, смежной с квартирой бабушки. И мальчик слышал подробности ссоры, угрозы убийства, слышал, как бабушка и ее сын вышли на балкон, затем происходившую на балконе возню и последовавший удар. В итоге спустя длительный срок под напором собранных доказательств обвиняемый сознался, что вытолкал бабушку на балкон, взял за ноги и выбросил вниз. В результате его приговорили к длительному сроку лишения свободы.   

В ногу с прогрессом

— Мы живем в эпоху быстрого технического прогресса. Как он отражается на работе следственных органов?

— Действительно, в нашем арсенале есть образцы новой криминалистической техники, которая используется для раскрытия уголовных дел. Например, прибор, который предназначен для считывания информации  мобильных телефонов.

Кроме того, есть цианокрилатовая камера, которая позволяет с высокой точностью определить отпечатки пальцев рук с поверхностей, с которых обычными способами отпечатки снять не получается.

Среди современной техники также имеются средства для обнаружения скрытых видеокамер. Используя этот прибор, мы можем вычислить, где и какие камеры установлены на определенной территории. Сегодня камеры видеонаблюдения доступны простым гражданам. Установка их  не требует какого-либо согласования. Люди устанавливают их для защиты своего имущества и так далее. Мы используем этот прибор, чтобы найти возможные видеокамеры в месте совершения преступления или неподалеку от этого места, чтобы прояснить картину преступления, выявить преступника. Камеры могут случайно зафиксировать человека, подходящего к месту преступления или уходящего с него.

Кстати, несколько лет назад камера помогла обнаружить преступника. В Коркино по дороге в школу была убита девочка. Преступник нанес множество ударов ножом. Преступление было совершено зимой, было еще темно. Мы нашли убийцу с помощью видеокамеры. Многие преступники пользуются бытовыми ножами, а данный человек приобрел нож в охотничьем магазине, специально для того, чтобы убить человека. Это был хороший надежный клинок. И приобретение ножа было зафиксировано на камеру, которая находилась в этом магазине. Камера была довольно плохого разрешения, но с ее помощью удалось составить фотопортрет, видео много раз показывали по телевидению. Жители заняли очень активную позицию — простые граждане к нам доставили больше десяти  похожих на фотопортрет лиц только. Звонков о том, что тот или иной человек похож на убийцу, тоже было много. В конце концов с помощью этого видео удалось выйти на след преступника. Уголовное дело было направлено в суд, преступник был признан невменяемым, и его осудили к мерам медицинского характера.

Возвращаясь к теме используемых технических средств, скажу, что помимо высокотехнологичных устройств у следователей имеются диктофоны, манекены, видеокамеры, металлоискатели,  следственные портфели и другая криминалистическая техника, которой достаточно для выполнения задач.

Справедливость должна восторжествовать

— Как продвигается следствие по делу об убийстве четырех человек в селе Красноармейском в ночь на 2 января?

— Следствие идет, мной были подготовлены указания следователям, составлен план расследования. В короткий срок была создана следственная группа. Собран большой объем доказательств, проведены необходимые допросы свидетелей, назначены все необходимые экспертизы. После того как будут получены результаты экспертиз, мы сможем оценить собранные доказательства и окончательно квалифицировать действия обвиняемого. Преступление неоднозначное, и та версия, которую высказывает сам стрелок — что это была вынужденная мера самообороны, с большой долей вероятности может соответствовать действительности, но она должна быть всесторонне доказанной. По крайней мере в настоящее время уголовное дело возбуждено по статье 105, части второй, пункта «а» УК РФ, то есть «Убийство двух и более лиц». И пока не будут собраны все доказательства, квалификация не будет изменена. Если мы придем к выводу, что человек действовал в пределах необходимой обороны либо превышал ее, его действия будут оценены именно таким образом. Мы не преследуем цель, чтобы квалификация не менялась. В любом случае справедливость должна восторжествовать, — для меня это не пустые слова. Я считаю, самое главное в нашей работе — не привлечь невиновного к уголовной ответственности, а чтобы ответил только тот человек, который виновен. Это очень страшно, если человек ничего не совершил, но отвечает за то, чего не сделал. А если речь идет об особо тяжком преступлении, и невиновному придется лишиться свободы на многие годы? Я считаю, что за время работы в следствии в этом плане я ни разу не ошибся, не привлек к ответственности невиновного. Задача в новом коллективе — такая же: следить за тем, чтобы к ответственности были привлечены именно те лица, которые совершили преступление. 

Пока верстался номер

Пришло сообщение, что Сергею Кистеру присвоено звание подполковника юстиции. Редакция поздравляет Сергея Викторовича с присвоением звания, а также с личным юбилеем. Желаем здоровья, счастья и служебных успехов.

Визитная карточка 

Кистер Сергей Викторович, руководитель Следственного отдела по г. Копейску. Родился 26 января 1971 года в городе Коркино. Работал разнорабочим, помощником машиниста экскаватора, горным мастером, начальником участка на шахте, судебным приставом, сотрудником отдела экономической безопасности ЧТЗ, следователем, старшим следователем прокуратуры, руководителем Следственного отдела по г. Коркино.

Женат, имеет двоих детей.

Темы новостей
Подпишись, чтобы не пропустить самое актуальное
Оставить комментарий
07 октября 2021 10:23 Текслер сообщил о старте программы социальной газификации

Губернатор Челябинской области написал об этом пост в соцсети.

07 октября 2021 09:15 «Курчатов Центр» приглашает школьников на выездную смену «Биошкола»

С 22 по 31 октября региональный центр поддержки одаренных детей «Курчатов Центр» проведет выездную профильную смену «Биошкола».Участниками станут 100 школьников, увлеченных биологией. У...

Новости СМИ2