18+

В чем сила, Игорь? Что он творит на сцене, диву даешься!

04 Декабря 2015 10:06 - автор Светлана Полежаева
Жонглирует восемнадцатикилограммовыми металлическими ядрами, как резиновыми мячиками, ставит на лоб меч-кладенец, а на его кончик водружает тяжеленный железный шар и даже рвет толстенные телефонные справочники — сначала пополам, потом на четвертушки, затем на восемь частей. Подбрасывает ядро и, будто пушинку, ловит его на лопатки. Кажется, что крафт-жонглер Игорь Попов сделан не из плоти и крови, как мы с вами, а из титанового сплава.
В чем сила, Игорь? Что он творит на сцене, диву даешься!

Жонглирует восемнадцатикилограммовыми металлическими ядрами, как резиновыми мячиками, ставит на лоб меч-кладенец, а на его кончик водружает тяжеленный железный шар и даже рвет толстенные телефонные справочники — сначала пополам, потом на четвертушки, затем на восемь частей. Подбрасывает ядро и, будто пушинку, ловит его на лопатки. Кажется, что крафт-жонглер Игорь Попов сделан не из плоти и крови, как мы с вами, а из титанового сплава.

«Копейский рабочий» попытался разузнать у артиста, как ему удалось добиться таких впечатляющих результатов в работе над своим телом.

Челябинск — Питер — Япония

— Как давно вы занялись таким экстремальным видом спорта?

— Это, скорее, не спорт, а цирковое искусство. В детстве я занимался борьбой, а силовое жонглирование начал осваивать перед службой в армии — меня учил отец, Валерий Попов. Он тоже посвятил жизнь цирку. После армии я учился в челябинской цирковой студии в ДК железнодорожников, а параллельно получал образование на спортфаке ЧГПУ.

С первыми, пробными, номерами в начале девяностых стал ездить в гастрольные туры с отцом, а в 1996 году меня пригласили работать в Санкт-Петербургский цирк «На сцене». Пожалуй, именно там произошло мое становление в ипостаси силового жонглера. Со срежессированными в ту пору номерами я исколесил полмира: первые гастроли были в Витебске, затем в Хабаровске, а вскоре наш цирк поехал в Японию.

Игорь Попов_i.v.jpg

— Наверное, японцы с восторгом принимали русского силача?

— Успех имел не только мой номер — в Азии вообще любят российский цирк. Лет пять или шесть кряду мы каждое лето устраивали большие гастроли по Стране восходящего солнца, объезжали по двадцать городов. Питерский цирк у них — известный бренд.

– Успевали страну посмотреть?

— Конечно. Я даже японский подучил, чтобы с местными жителями общаться — они, несмотря на любовь к Соединенным Штатам и пристрастие ко всему американскому, почти не знакомы с английским языком.

Японский был мне нужен еще и для того, чтобы продолжать спортивные занятия — там я нашел зал, где велись тренировки по дзюдо, и регулярно его посещал. Местным, конечно, мое появление было в диковинку, но потом мы с ними сдружились.

Кстати, в Японии я успел поработать и самостоятельно, не в составе петербургской труппы.

— У вас было персональное шоу?

— Нет, на тот момент я еще не думал о том, чтобы делать сольную шоу-программу. Мне посчастливилось заключить контракт с компанией «Дисней», открывавшей в Японии морской парк развлечений, — я прошел международный отборочный конкурс.

Целый год я был частью этого масштабного шоу: наша интернациональная труппа изображала бродячий венецианский цирк. Музыканты играли на мандолине и аккордеоне, артисты показывали фокусы, крутили халахупы, показывали акробатические этюды, я выходил в образе итальянского силача.

— Почему вы не использовали шанс остаться за рубежом, чтобы блистать на аренах лучших цирков мира?

— Причина может показаться банальной, но я начал жутко тосковать по родине. Я не один такой: парень из Молдавии всего три месяца выдержал разлуку с родными краями и людьми, а затем расторг контракт и уехал домой. Если б вы только знали, как я радовался после возвращения, когда шел по знакомым улицам, слышал русскую речь! В Японии все чужое, непривычное. Сначала эта экзотика тебя впечатляет, захватывает, как все новое, а затем начинает приедаться, и ты понимаешь, что нет ничего лучше привычных маршрутов, привычных вещей, привычной пищи. 

И снова Челябинск

— Как давно вы вернулись в Челябинск из северной столицы?

— В 2009 году в нашем цирке произошел пожар, в результате труппу распустили на время ремонта. Ремонт затянулся, и я решил податься, что называется, на вольные хлеба. Номера я всегда ставил себе сам — поскольку силовое жонглирование является редким видом циркового искусства, сторонних режиссеров не найти, в каждой постановке приходится полагаться на собственное чутье и опыт.

По правде говоря, российский цирк переживает не лучшие времена. Здания цирков почти во всех городах страны давно не видели ремонта, зарплаты у артистов — смешнее не бывает, они вынуждены в антракте продавать всякие безделушки, чтобы сводить концы с концами. Я совмещать искусство и торговлю, к сожалению или к счастью, не умею.

Можно было бы остаться и в Петербурге, и в Калининграде — я часто бывал в этом городе, он мне близок по духу, также выступать с силовым шоу.  Но здесь, на Южном Урале, меня ждала семья — любимая супруга Алена и двое детей. Подумалось: «Сколько можно жить на расстоянии от родных? Пора бы проводить с ними больше времени».

О принятом решении не жалею: можно пригодиться и там, где родился. Теперь езжу в краткосрочные поездки по области, руковожу тренажерным залом педуниверситета, задействован в театральной постановке — о чем еще можно мечтать? И денег на жизнь хватает, и скучать некогда, и семья при мне.

— Игорь, на недавнем юбилее «Копейского рабочего» вы выступали в костюме русского богатыря: шлем, вязаная «кольчуга», кожаные штаны. Это единственный ваш сценический образ?

— Нет, конечно. С недавних пор я задействован в оперетте «Мистер Икс», которая идет в челябинском оперном театре. Я выхожу на сцену в образе дореволюционного силача, с гирями, в полосатом трико. В постановке участвуют и другие цирковые артисты — воздушные гимнасты например. Недавно разработал номер, где я использую образ байкера и жонглирую автомобильными покрышками. Из прежних работ можно назвать номер, где я работаю с огнем как факир, хожу по битому стеклу — тут уже свой, восточный, колорит. 

DSC_0688.JPG

Секреты мастерства

— Игорь, поделитесь с читателями «Копейского рабочего» тайной: как вам удалось добиться мастерского владения телом?

— Тайны на самом деле никакой нет: нужны часы тренировок и взвешенный подход к репетициям.

Освоить силовое жонглирование может каждый человек при условии хорошей начальной физической подготовки. Привести в порядок тело и набрать силу помогут занятия в тренажерном зале. Я бы рекомендовал регулярно выполнять несколько базовых упражнений: жим лежа, жим стоя, приседание с весом (гирями, штангой), становую тягу (гиперэкстензию). Крафт-жонглеру обязательно нужны аэробные нагрузки: в отличие от стронгмена, который может после каждого номера давать себе небольшую передышку, мне приходится работать достаточно длительное время в хорошем, бодром темпе, а для этого нужны тренированные легкие. Зимой лучшую аэробную нагрузку дает лыжный спорт, летом — бег. Желательно бегать по пересеченной местности, по паркам или лесу, либо по дорожкам с искусственным покрытием, потому что от бега по асфальту сильно страдает суставный и связочный аппарат ног. От амортизационного толчка особенно достается коленям.

И еще: прежде чем приступить к силовым нагрузкам, поинтересуйтесь у врача, не навредят ли они вам. К примеру, людям, страдающим сердечно-сосудистыми заболеваниями, опущением внутренних органов, заболеваниями позвоночника и суставов, подъем тяжестей категорически запрещен.

— Вам не страшно жонглировать металлическими ядрами? Вдруг на ногу себе их уроните?

— Все же доведено до автоматизма! Начинал я с жонглирования обычными мячами, потом потихоньку начал их утяжелять, так постепенно и вышел на жонглирование ядрами.

— А почему у вас позвоночник не ломается, когда вы ловите ядро на лопатки?

— Потому что я принимаю его не жестко, встречая удар, а продолжаю движение, двигаюсь вместе с ядром вниз — так скорость и сила удара гасятся, спина остается невредима. Этот момент я тоже поначалу отрабатывал с обычным мячом. Когда психологический барьер был преодолен, начал повышать вес.

— Трудно ли удерживать на лбу огромный меч?

— Чтобы научиться балансировке, требуется около шестидесяти часов репетиций. Мечом балансировать относительно легко: по законам физики, чем больше предмет, тем проще поймать момент, когда он отклоняется от вертикальной оси. Вот ложкой балансировать — это мастерство! Но, увы, не зрелищное: огромный меч впечатляет зрителя куда больше.

— А у вас точно ядра и гири не пустотелые?

— Можете попробовать поднять. На моих шоу зрители часто пытаются проверить мой реквизит на подлинность. Я им не препятствую. А вот дети верят сразу — они мои самые добрые и искренние зрители.

Досье

Игорь Попов, 44 года. Родился в селе Хуторка Увельского района Челябинской области. Окончил спортфак ЧГПУ, кандидат в мастера спорта по дзюдо, мастер спорта по самбо.

Профессионально занимается силовым жонглированием, или крафт-жонглированием. Выступает на праздничных мероприятиях, экстрим-шоу, руководит тренажерным залом педуниверситета, участвует в театральных постановках.

Женат, двое детей.



Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

  • Воплощаем ваши детские мечты. Обучение элементам хоккея
  • Челябинцы встретили Алексея Навального криками "националист"!
  • Еще одно ДТП с участием скорой
  • Главред «КР» вручила губернатору фото Уилла Смита
Материалы рубрики

Новости