Телефон из 40-х и сомбреро. Смотрите фотоэксклюзив из пожарного музея

10 Апреля 2019 12:05 - автор Светлана Полежаева Источник фото: Светлана Полежаева

Мало кто из наших читателей знает, что в Копейске есть музей пожарной охраны. Он был открыт ровно год назад в здании ПСЧ-36 силами руководства 6 Отряда федеральной противопожарной службы и ветеранов-огнеборцев.

В настоящее время музей действует в закрытом режиме. Учитывая, что в его экспозиции представлено немало предметов с историей, журналисты «КР» попросили Виталия Теплых, председателя ветеранской организации 6 ОФПС, провести экскурсию по музейным залам.

Телефон из 40-х и сомбреро. Смотрите фотоэксклюзив из пожарного музея


Почти все экспонаты для музея подарены сотрудниками Копейского пожарно-спасательного гарнизона. И форменная одежда не исключение.

Два кителя слева – родом из семидесятых, это повседневная (оливковая) и парадная (синяя) форма офицерского состава, которую носили в советское время. В ту пору, до 2002 года, военизированная пожарная охрана входила в структуру МВД.

В переходный период, с 1993 года, начсостав перешел на оливковую форму с нагрудными карманами (третья слева).

Крайний справа китель – современный экземпляр. Такую форму офицеры носят, начиная с 2010 года. Внешне она в значительной степени напоминает парадный мундир советской эпохи.

 


Рабочие куртки с пелеринами опасно брать в руки – они почти рассыпаются от ветхости. Устояв в сотнях пожаров, одежда не выдерживает натиска времени – за семьдесят лет брезент потерял былую прочность.

Крайняя справа куртка – фасона «Шторм» родом из 80-х. Изначально ее разрабатывали для рыбаков, но им она не поглянулась – легко промокает, да и тело в ней не дышит. Невзлюбили обнову и пожарные – синтетическая ткань плавилась во время тушения.

На смену штормовке в 90-е годы вновь вернулся брезент (нижний ряд слева). Современные куртки выполнены из этой же практичной ткани. Главное отличие современной боевой одежды – отстрочка светоотражающими лентами (нижний ряд справа).

Рабочий костюм пожарного достаточно тяжел. Вместе с дыхательным аппаратом, поясом, топором общий вес амуниции достигает тридцати килограмм. А ведь эту тяжесть нужно не просто нести на себе, а еще и активно действовать в огне и дыму.

 


В числе образцов раритетной формы – тулуп первой половины сороковых годов прошлого века. Его случайно отыскали на чердаке 43-й  пожарной части.

На обратной стороне лацкана сохранилась нашивка «Власов». Подняв архивные документы, музейные хранители выяснили, что человек с такой фамилией действительно служил в этой части водителем, имел звание рядового.

 


Черный телефон справа – родом из сороковых. Стоящий рядом с ним белый – из шестидесятых. В совокупности эти два аппарата отработали около шести десятилетий. Сколько они приняли вызовов от копейчан, ставших свидетелями больших и малых пожаров, точно сказать невозможно. Виталий Теплых уверен, что десятки тысяч: ежегодно в теплое время года количество очагов природных пожаров исчисляется десятками.

Кстати, Виталий Викторович отмечает, что двадцать-тридцать лет назад выездов на горение травы было куда меньше, чем сегодня: многие люди держали коров, косили сено, а значит, на пустырях почти не было сухостоя. А еще – строже следили за тем, чтобы ребятня не баловалась со спичками.

Рядом с телефонами – радиостанции разных лет.

 


Пока коллекция огнетушителей невелика – многие будущие экспонаты еще находятся на восстановлении. Среди представленных экземпляров примечателен огнетушитель «Малыш» — его можно считать раритетом, потому что он давно снят с производства по причине недостаточной эффективности.

 


Пожарная колонка в разрезе. «Многие думают, что пожарные набирают воду прямиком из колодца, но это не совсем так, — рассказал Виталий Викторович. — Внутри в колодце есть пожарный гидрант, на который ставится пожарная колонка. А уже к ней подсоединяются рукава, по которым вода попадает в бак для заправки машины».

Кстати говоря, вода по эффективности тушения уступает, например, пене. Вода оказывает только охлаждающее действие на горящий предмет, а пена – еще и изолирующее. Шапка пены перекрывает доступ кислорода, без которого горение невозможно. Помимо пены и воды, для тушения используются специальный огнетушащий порошок и даже инертные газы.

 


В музейной коллекции профессиональных головных уборов неслучайно хранится армейская каска – именно в таких трудились пожарные в период с 1939 по 1953 годы (крайняя слева).

На смену им пришли колоритные каски с гребнем, а уже в 1970-е годы появились первые шлемы с забралом.

 


Виталий Теплых держит в руках сомбреро – так с горькой иронией пожарные называли каску, ставшую частью боевого костюма в период тотальной американизации России. Сделана она из тонкого пластика, который плавится при воздействии высоких температур и вытягивается от дыхания, да еще и лопается от ударов. Но главное, сомбреро «враждовало» с кислородным изолирующим противогазом, который надевается на спину: когда пожарному нужно посмотреть вверх, поля каски с задней стороны упирались в дыхательный аппарат, не давая поднять голову.

К счастью, сегодня огнеборцы используют крепкие и довольно удобные шлемы.

 


Несколько десятков моделей пожарных машин – личная коллекция Сергея Барышникова, начальника 6 ОФПС. Теперь она представлена в музее пожарной охраны.

 


В экспозиции представлена внушительная коллекция наград и значков с пожарно-технических выставок страны. В числе памятных знаков есть те, которыми ветераны особенно гордятся, к примеру — «Лучший работник МВД». Но вот знак «Отличный пожарник», выпущенный в 50-х годах, они недолюбливают. Потому что каждый знает, что правильно говорить и писать «пожарный». По этой причине геральдический курьез стал большой редкостью – Виталию Теплых удалось отыскать лишь один  экземпляр.

 


Технический прогресс не стоит на месте. За столетнюю историю копейской пожарной охраны стволы, венчающие пожарные рукава, неоднократно меняли свой внешний вид и принципы устройства.

Самый старый экземпляр – медный ствол еще дореволюционного производства. Такие использовались в Копейске вплоть до сороковых годов, когда брандмейстеры мчались на пожар на лошадях, запряженных бочками с водой.

Хранители музея очень жалеют, что в их фондах нет фотографий той поры, запечатлевших работу пожарных. Если вдруг в ваших семейных альбомах отыщутся такие снимки, сообщите о них в редакцию «КР» по телефону 3-71-09. Наши журналисты сделают копию, а оригинал останется у вас.

 
 

Пожарные топоры разных лет. В левом нижнем углу – вовсе не орудие бронзового века, а кованый топорик, сделанный опять-таки до революции. Его энтузиасты-пожарные приобрели специально для музея аж в Санкт-Петербурге.

 


При главном управлении МЧС России по Челябинской области действуют два поисковых отряда, которые каждый год ездят в экспедиции на поля сражений Великой Отечественной войны. Члены отряда «Ориентир» подарили копейскому музею советские и немецкие каски, саперные лопатки, подковы, осколки от снарядов. На экспозиции они представлены  в сравнении.

 


Энтузиасты музейного дела восстановили список ветеранов Великой Отечественной войны, которые работали в пожарной охране уже в мирное время. Теперь сотрудник 6 ОФПС Равиль Себирзянов нацелен на то, чтобы отыскать фамилии тех копейчан, кто ушел на фронт из пожарной охраны. Пока удалось найти имена только двух человек.

Если ваш дед или отец работали в пожарной охране в предвоенное время, большая просьба связаться с нашей редакцией.

Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

Материалы рубрики

Новости