Ангелы здесь больше не живут. Репортаж из наркопритона

24 Апреля 2019 10:10 - автор Светлана Полежаева Источник фото: Светлана Полежаева

Когда-то давно в маленьком доме с белеными стенами добрая женщина пекла хлеб. В зыбке, подвешенной к матице, ангельским сном спал младенчик. В красном углу золотились под вешними лучами образа. Это было, наверное, тысячу лет назад. Было – и безвозвратно ушло. Сегодня здесь – притон для наркоманов.

Ангелы здесь больше не живут. Репортаж из наркопритона

Прости, Господь

- Вы только ни к чему не прикасайтесь. Руки держите в карманах. Мало ли какую заразу можно подхватить внутри, — Джаудат Шаяхметов, начальник отдела участковых уполномоченных, дает мне ценные указания, пока мы едем на «нехороший» адрес. О том, что в частный дом на окраине города заявились гости явно нездорового вида, в дежурную часть копейского отдела полиции сообщили очевидцы. Любителям запрещенных веществ хватает нескольких минут, чтобы приготовить зелье и вколоть иглу, насаженную на тоненький инсулиновый шприц, в изможденную постоянными инъекциями вену. А значит, стражам порядка нужно спешить.

Притон оказался совсем не таким, как обыкновенно показывают в сериалах на криминальную тему. Действительность куда неприглядней.

- У вас тут пожар был? – спросил один из оперативников кого-то невидимого, окинув взглядом закопченные до черноты стены и потолок. Из угла послышался скрипучий старушечий голос:

- Нет, это так печь чадит.                                 

Из недр пахнущего ацетоном сумрака показалась сутулая женская фигура в сиреневой шапке:

- Печь-то у меня плохая совсем. Как бы однажды от нее не угореть.

Сквозь приоткрытую дверь в окружающую тьму пробиваются тонкие солнечные нити, вычерчивая контур такого же черного, как и все остальное, полуразрушенного очага. Кажется, он совсем не способен давать тепло – только сажу и чад.

Других источников света, кроме входного проема, в помещении нет – годами немытые окна почти не просвечивают.

Во дворе, в сенях, на кухне и в комнате под ногами – толстенный слой поросшего грязью хлама. Детские санки, пустые канистры из-под машинного масла, тряпки, галоши, мешки, окурки и — Библия. В углу на кухне Книга Книг втоптана в грязь. Поднять бы ее, но – «Руки держите в карманах!». Прости, Господь.

 

Сквозь пальцы

Наркопритоны необходимо выявлять и ликвидировать. И дело не только в том, что неадекватные личности, наведывающиеся в чужие дома и квартиры с вполне определенной целью, представляют опасность для соседей.

Артур Фандунц, замначальника отдела по контролю над оборотом наркотиков ОМВД России по г. Копейску, не понаслышке знает, что чаще всего подростки и молодежь впервые пробуют наркотики в притонах. Там юноша-наркоман протянет своей неискушенной девушке шприц. Там парни из вполне нормальных семей примут из рук недавнего знакомого сверток травы, пропитанной ядовитым «спайсом».

Там, за закрытыми дверями, новички – совсем молодые ребята –  чаще всего умирают от передозировки. Не в больнице, не дома, не на улице, а в грязи и смраде без надежды на медицинскую помощь. Врача не вызовет ни организатор притона, ни опытный наркоман, потому что каждый из них – вне закона.

Прикрыть нехорошую квартиру на практике оказывается делом непростым. Стражи порядка по действующему законодательству должны не менее трех раз застать в ней наркозависимых за употреблением зелья, чтобы возбудить уголовное дело на того, кто потворствует пороку за малую мзду. И здесь не обойтись без помощи соседей, которые, – в идеале! – заметив незваных гостей, должны сразу набрать телефон дежурной части.

В действительности же многие из нас предпочитают смотреть на безобразие, которое творится под боком, сквозь пальцы, потому что «затаскают по судам» и «не мое дело».

А вы знаете, где в эту минуту находятся ваши повзрослевшие дети?

 

Ольга Анатольевна

В центре мусорного хаоса незыблемой твердыней зиждется стол. Сколько копейчан в расцвете лет, стоя за ним, искали запретных блаженств…

- Как вас зовут, хозяйка? – интересуюсь у фигуры в сиреневой шапке. Привыкнув к темноте, замечаю, что на ее распухшем от хронического пьянства лице недостает глаза.

- Ольга Анатольевна, — степенно отвечает она.


- Ольга Анатольевна, зачем вы наркоманов приваживаете?

- Никого я не приваживаю! Они сами заходят! Вот и сегодня слышу – идут. Я черенком ложки дверь закрыла — замка-то у меня нет. Так они дернули посильнее и заскочили. Сунули мне бутылку водки и давай чего-то на столике разводить. Как я, слабая женщина, могу им помешать? – единственное око Ольги Анатольевны поблескивает не то от выпитого, не то оттого, что она лукавит.

- Скажите, а вы всегда так жили?

- Нет, не всегда. Я раньше акушеркой была. После ушла в кондукторы. А потом работать перестала.

- Из-за глаза?

- Нет. Это уж позднее мне сожитель вышиб.

- На пенсию вышли?

- Какая там пенсия? Мне сорок пять!

 

Юность строгого режима

Сообщниками наркодилеров становятся не только взрослые, как Ольга Анатольевна, люди, но и несовершеннолетние, и молодежь.

Преступный бизнес в значительной степени перебазировался в интернет – прежде всего, в социальные сети и мессенджеры. Правоохранителям известно немало случаев, когда школьникам и студентам с фейковых аккаунтов приходили предложения подзаработать до пяти тысяч рублей в день без особого труда. Все, что требуется – писать на асфальте, стенах домов, строительных заборах, остановочных пунктах интернет-адреса сайтов и номера телефонов, где можно заказать кайф в любых его формах. Ну или делать закладки – прятать наркотики в укромных местах. К примеру, на теплотрассах и пустырях, на территории кладбищ и садов. Главное, не забывать фотографировать результаты своего «труда» и регулярно отсылать снимки «работодателю». «Это абсолютно безопасная деятельность, — сладко глаголят сообщения. — Вы не передаете вещества в руки конечному потребителю, а значит, криминала в ваших действиях нет». Молодежь верит невидимым бесам – и заключает с ними сделки, не понимая, что они лгут. Бессовестно лгут.

Любое бесконтактное распространение наркотиков – это в чистом виде уголовно-наказуемое деяние, ответственность за которое наступает за два года до совершеннолетия. И сроки статьей 228 УК РФ определены немалые – до двадцати лет лишения свободы.

Лучшие годы жизни распространители, как правило, проводят в колониях строго режима.

 

Клиенты

Полицейские в присутствии понятых собирают в коробку предметы, прямо свидетельствующие о том, что наркоманы пришли в этот дом, чтобы «закинуться». Столовые ложки, стеклянные аптечные бутыльки, использованные шприцы – нехитрый скарб хранит микроскопические частицы галлюциногенной дряни. На кончиках игл может таиться все, что угодно – от вируса иммунодефицита до гепатита, поэтому сотрудники Отдела МВД даже в перчатках действуют максимально осторожно. У них держать руки в карманах не выйдет по долгу службы.


Клиенты притона –  парень с синюшным лицом и ярко накрашенная девушка анорексичного вида — стоят во дворе в обнимку. Сейчас им предстоит отправиться на медицинскую экспертизу, чтобы состояние наркотического опьянения было задокументировано, как того требует закон. Позже суд назначит им штраф – за употребление наркотиков свободы в нашей стране не лишают.

Взоры молодого человека и его подруги устремлены в небеса – кажется, что пара застыла в безмолвной молитве. Но это, конечно, иллюзия — их бог живет в маленьких прозрачных пакетиках с белым порошком.

Чей-то сын. Чья-то дочь. Чья-то неизбывная боль.

 

Молчание – золото?

Работа с завсегдатаями притонов помогает сотрудникам полиции перекрывать каналы наркопоставок, в том числе и те, что действуют через всемирную сеть. Роскомнадзор в тесном сотрудничестве с МВД и ФСБ ежемесячно блокирует десятки ресурсов, пропагандирующих и продвигающих запрещенные вещества. Помимо этого полицейские и педагоги школ и колледжей действуют на предупреждение – рассказывают новым поколениям, к каким последствиям приводит употребление зелья.

И все же профессионалам в погонах без нашей поддержки не обойтись. Борьба с наркобизнесом была бы более эффективной, если бы каждый из нас не ленился помогать полицейским.

Задача родителей – постараться не оборвать тонкую ниточку взаимопонимания и доверия с сыновьями и дочками на этапе становления личности. Важно, чтобы дети в сложных жизненных ситуациях шли за поддержкой к вам, а не к сомнительным приятелям. Чтобы знали, что абсолютно любой наркотик вызывает привыкание с самого первого раза. Чтобы ни в коем случае не откликались на странные предложения подзаработать деньжат.

Задача абсолютно всех копейчан, вне зависимости от возраста и семейного статуса, — незамедлительно сообщать полицейским о подозрительных квартирах, о странных надписях с номерами телефонов и адресами интернет-сайтов в общественных местах, о людях, которые ходят по укромным уголкам, при этом что-то разыскивая.

Наше молчание – золото. Но в данном случае только для тех, кто наживается на беде тысяч российских семей.

 

Запах смерти

В подворотню ныряет облезлый пес. Он держит в клыкастой пасти большую рыбину. Неужто четвероногий ворюга подкармливает свою беспутную хозяйку?

Пес, рыча, сунулся в кучу наваленного под навесом барахла, но тут же отпрянул, испугавшись толпы незнакомых людей. Из кучи выползла тощая серая дворняга с отвисшими сосцами и с интересом потянула бархатными черными ноздрями воздух, учуяв съестное. Отужинать не удалось – ее линялый супруг смылся со двора вместе с рыбиной от греха подальше.

В подбрюшье у Серой зашевелились щенки – неуклюжие, лохматые, смешные. В метре от них валялись клочки собачьих шкур.

- Что это? – я с трудом узнала свой сдавленный от гадкого и одновременно жуткого предчувствия голос.

- Ест она их. Как собачата подрастут, так режет и ест, — ответил кто-то из присутствующих.


Во дворе - свалка из хлама и собачьих шкур

К горлу подступила дурнота. В каждом выдохе чувствовалась смесь используемого наркоманами растворителя, рыбы, псины, перегара — и смерти. Я вышла за ворота. Кажется, за пределами проклятого места даже солнце светит ярче.

«Мир определенно сошел с ума, — пульсировала в висках раскаленная мысль. — В маленьком доме с белеными стенами бывшая акушерка ест собачьих детей, а наркотик ест детей человеческих». Нравственные законы попраны – на брошенной в грязь Библии отпечатался след  чьего-то ботинка.

Ангелы здесь больше не живут.


Цифры

Сотрудниками Отдела МВД России по городу Копейску в 2018 году на территории города возбуждено 434 уголовных дела по линии незаконного оборота наркотиков, из которых 236 – за сбыт наркотических веществ. Из незаконного оборота изъято более 13 килограммов наркотических веществ, выявлено 6 наркопритонов.

За три месяца 2019 года выявлено 121 преступление по линии НОН, 52 из которых — за сбыт. Выявлено 3 наркопритона, из незаконного оборота изъято более полукилограмма наркотических веществ.


Сообщи, где торгуют смертью

О местах продажи наркотических средств и наркопритонах копейчан просят сообщать по телефону дежурной части отдела МВД России по городу Копейску: 8 (351-39) 98-822 или в отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Отдела МВД России по городу Копейску 8 (351-39) 98-831.

Поделиться

Комментарии

Ваше имя:

Материалы рубрики

Новости