19 октября 2018 17:58

Удастся ли спасти озеро Курочкино от экологической катастрофы

Еще каких-нибудь двадцать лет назад озеро Курочкино было любимым местом отдыха копейчан: в летнюю пору на местных пляжах негде яблоку было упасть. Сегодня стремительно мелеющий водоем переживает настоящую экологическую катастрофу, превращаясь в большое болото, котловина которого покрыта плотным слоем угля и шлама. Удастся ли спасти его от исчезновения?

Курочино
Автор: Светлана Полежаева Фото: Светлана Полежаева/администрация КГО

Куриный брод

Сейчас уже никто, наверное, и не вспомнит, откуда пошло название водоема. Старожилы говорят, что до начала угледобычи на шахте «Комсомольской» озеро было вовсе не озером, а урочищем – мелким, нетопким стоячим болотом, которое могли перейти вброд даже куры.

В 1952 году, с пуском в эксплуатацию шахты № 47 и камышинской обогатительной фабрики, подземные и шламовые воды пошли прямиком в Курочкино. Объем водосброса в 1990-2000-е годы достигал шести тысяч кубометров в сутки, причем насосы работали без выходных в круглогодичном режиме.

Родилось красивое озеро. На его берегах выросли базы отдыха, санаторно-курортные учреждения и садовые товарищества. Появился городской пляж с лягушатником, качелями для ребятни и лодочной станцией. Частенько заглядывали на Курочкино и любители рыбной ловли – на удочку хорошо ловились карась, окунь, чебак, карп и сиговые.

Водоем, без преувеличения, стал местной жемчужиной. Относительно неглубокий – до пяти с половиной метров, он быстро прогревался даже в условиях не всегда ласкового уральского лета. Да и добраться до него было несложно как челябинцам, там и копейчанам: полчаса на автобусе из Ленинского района или из центра нашего горняцкого города, немножко пешком – и загорай да купайся в свое удовольствие!

После закрытия шахт озеро, не имеющее естественных источников пополнения, начало быстро мелеть. Пирс, установленный на одноименной базе отдыха, одиноко стоит, будто сторожевая вышка, на длинных ногах-сваях, далеко от береговой линии. Посреди акватории появились острова, которые еще не так давно были полностью скрыты в толще воды. Это и не удивительно: глубина озера теперь едва дотягивает до трех метров. 


Черное побережье

Мы с общественником Геннадием Безгодовым отправляемся на дамбу, отделяющую озеро от бывших промышленных гидросооружений – отстойников и осветлителей, чтобы в полной мере оценить масштаб переживаемого водоемом бедствия.

Геннадий Васильевич – человек в городе известный. В свое время он руководил старокамышинской администрацией, до того больше двух десятилетий отдал горноспасательной службе, где дорос до должности заместителя командира отряда по оперативной работе. До недавних пор был членом городской общественной палаты и вышел из ее состава лишь потому, что стало сдавать здоровье: семьдесят восемь – это уже возраст. При этом сдавать позиции по защите любимого водоема Безгодов не собирается – болит у него за любимое Курочкино душа.

Редакционный автомобиль осторожно карабкается на дамбу: узкая грунтовая дорога порядком размыта дождями. С каждым преодоленным метром ширится обзор: за левым бортом машины – голубая озерная гладь, за правым — в котловинах отстойника и осветлителя № 2 колышется белесо-желтое марево высохшего камыша.

- Первоначально пульпа, оставшаяся после обогащения угля, сливалась в озеро без какой бы то ни было очистки, — говорит Геннадий Васильевич. – Это, конечно, совсем не дело: в акваторию в большом количестве попадали уголь и порода в различных фракциях. Поэтому в шестидесятых годах по проекту «Челябинскугля» на площадях, непригодных для ведения сельского хозяйства, были устроены сооружения для очистки стоков. 

Принцип их работы предельно прост: промышленная вода приходила в отстойник, где осаживались нерастворимые примеси, затем перетекала в осветлитель, в котором шла естественная фильтрация, и только после этого пополняла озерный бассейн. Пар «отстойник – осветлитель» на Курочкино две. Они, отделенные от озера насыпной дамбой, функционировали поочередно, чтобы обеспечить более добротную очистку. Кстати говоря, качество воды контролировалось лабораторно.

Пересохшие бассейны технических сооружений, каждое из которых по площади равно примерно трем футбольным полям, конечно, впечатляют. Но все-таки больше эмоций вызывает черное озерное побережье: оно дымит. 



От пожаров до болезней

Сизый дым стелется над берегом — и дальше, над водой, унося удушливый запах угольной гари в сторону жилого массива Старокамышинска. Но, едва стихает легкий ветерок, начинает ползти вверх, на дамбу, которую мы с Геннадием Васильевичем меряем шагами, и за пару минут накрывает и кусты огненно-рыжей дикорастущей облепихи, и спешащую по грунтовке стайку серых перепелов.

- Пока озеро держалось на оптимальной для него отметке в 224 метра над уровнем моря, угольные отложения, которые сейчас формируют береговую линию, были надежно скрыты под водой и в общем-то не представляли значимой опасности для человека, — продолжает мой собеседник. — Но, оказавшись на открытом воздухе и притом во влажной среде, слежавшаяся угольная пыль стала практически неисчерпаемым источником для эндогенных пожаров. Уголь легко самовозгорается и чадит на всю округу. Сами понимаете, это не добавляет и без того неидеальному челябинско-копейскому воздуху чистоты.

Нынешний глава Старокамышинского территориального отдела Сергей Самохвалов, с которым мы встретились после прогулки по дамбе, дал еще более жесткую оценку последствиям высыхания озера:

- Угольные отложения и шлам полностью покрывают дно водоема. Если процесс обмеления продолжится и дальше, то отходы добычной деятельности неизбежно начнут пылить при порывах ветра. Это значит, что жители нашего поселка, в том числе дети, и владельцы окрестных садовых участков начнут дышать вредной взвесью, вызывающей неизлечимые заболевания – силикоз и антракоз легких. Так что озеро нужно срочно спасать – наполнять до прежнего уровня.

 

Дело за «малым»

Ответ на вопрос, где взять необходимое количество воды – порядка двух миллионов кубометров, лежал на поверхности: забрать из озера Смолино. Этот рудимент древнего океана, раскинувшийся на значительной площади в Ленинском районе Челябинска, кажется, мечтает о былом величии и все норовит выйти из отведенных ему природой берегов.

В последние годы Смолино, подпитываемое естественными источниками, создает нашим соседям немало проблем: то выберется на проезжую часть автомобильной дороги, то захватит подвалы жилых домов. В областных СМИ как-то прошла информация, что лишней водицей наше Курочкино можно наполнить трижды. И это притом, что на озере более тридцати лет назад было построено сразу две насосных станции! Одна, плавучая, подавала воду в трубопровод, ведущий в Миасс. Из Миасса челябинская водица уходила в Исеть, из Исети – в Тобол, оттуда – в Иртыш, затем – в Обь и наконец – в Северный Ледовитый океан. Другая, стационарная, базировалась в прибрежном поселке Сухомесово и направляла излишки – нет, на этот раз не в океан – в наше любимое Курочкино.

Станции действовали, пока в них была нужда – вторая из вышеназванных закрылась в 1993 году, первая и того раньше. После ударной работы, позволившей на несколько лет вогнать Смолино в берега, насосы замерли.

По-видимому, прежнее руководство Челябинска и области даже не предполагало, что однажды техникой для откачки лишней воды придется воспользоваться вновь. Ничем иным не удается объяснить тот факт, что вся документация на трубопровод, соединяющий два озера, оказалась утеряна.

 
Скорая помощь для водоемов

Возможно, идея о помощи сразу двум водоемам так и осталась бы идеей, но, что называется, звезды сошлись.

Челябинские и копейские активисты почти одновременно выступили с призывом возобновить работу насосной станции на Смолино. Вышеназванный Геннадий Безгодов вместе с соратниками по городской общественной палате написал обращение к тогда еще кандидату в депутаты Государственной думы Анатолию Литовченко – и тот не прошел мимо этого наказа: обратился к действующему губернатору Борису Дубровскому с просьбой изыскать финансирование для возобновления работы насосной станции в поселке Сухомесово.

Деньги были выделены. Технической реализацией проекта занялось управление дорожных работ Челябинска. Дело оставалось за «малым»: понять, где именно залегает водовод до Курочкино – он не был нанесен ни на одну из карт, имевшихся в расположении инженеров. 


Анатолий Литовченко, депутат Государственной думы РФ:

- Мне поступили тысячи просьб копейчан о том, чтобы повысить уровень воды озера Курочкино. Когда работали шахты, вода приходила оттуда, соответственно, уровень воды понизился после их закрытия. Сегодня осуществляется перекачка воды из озера Смолино, и мы надеемся, что за три-четыре месяца уровень воды в Курочкино повысится как минимум на метр-полтора.

Возобновление работы насосной станции стало возможным благодаря поддержке губернатора Челябинской области Бориса Дубровского, который дал поручение заняться решением наболевшего вопроса.

Сегодня вода поступает из Смолино в Курочкино, это факт, мы в этом убедились. Сейчас будем контролировать процесс и добиваться, чтобы Курочкино вернулось в прежние берега.


Сотрудники управления рассказали, что трубопровод диаметром 700 миллиметров и протяженностью 5,1 километра во время первых пробных пусков, состоявшихся прошедшим летом, они нашли …по порывам. Конечно, трубу, так долго пролежавшую в земле без эксплуатации надо бы поменять. Но сделать это крайне сложно: над ней за тридцать с лишним лет прошли другие подземные коммуникации – к примеру, газопровод, а еще – дороги, садовые участки и даже железнодорожная ветка.

Другой копейский общественник, Андрей Кульпин, не считает идею с заменой трассы совсем уж гиблой. По его мнению, можно проложить совершенно новую магистраль, при этом не зарывая ее в землю, чтобы было легче обслуживать. Жаль только, железнодорожная насыпь при любой трассировке остается препятствием, но и его можно преодолеть, если поместить на этом участке внутрь существующей стальной трубы пластиковый водовод меньшего диаметра – скажем, миллиметров на пятьсот.

Возможно, и эту идею удастся реализовать – пусть даже в качестве предпосылки к старту послужат очередные выборы. Пока остается довольствоваться тем, что есть: прокладка нового трубопровода требует большого количества времени и огромных материальных ресурсов, а озерам-соседям помощь требуется уже сейчас.


На длительную перспективу

Стабильная перекачка воды началась лишь в конце сентября. К этому времени с чередой порывов наконец удалось совладать, но обслуживающая организация бдительности не теряет: по всей длине трубопровода в течение рабочей смены стоят наблюдатели, чтобы вовремя среагировать и не допустить значительного материального ущерба, если авария произойдет, скажем, на территории садового товарищества.

Необходимость визуального контроля накладывает ограничение на производительность работ: подача воды в Курочкино этой осенью велась по пять-шесть часов или, в пересчете на объем, пять-шесть тысяч кубических литров в сутки.

Посмотреть на процесс приехал «народный депутат» Литовченко. Стоя у сливного канала, соединяющего трубопровод с озером, он подсчитал, что при таких темпах процесс перекачки двух миллионов куболитров, необходимых для наполнения Курочкино, займет около двух лет – если учесть, что насосная станция может работать только в теплое время года, при плюсовых температурах, то есть около ста пятидесяти – ста семидесяти дней в году.

А что потом? Неужели насосы вновь замолчат на четверть века?

- Излишки воды в Смолино наверняка будут появляться и дальше, а Курочкино без искусственного наполнения опять начнет высыхать. Так что проект по перекачке воды рассчитан на долгий срок, — заверил нас Анатолий Григорьевич.

Кажется, в этой истории можно поставить если не точку, то запятую. Насосы исправны, на территории базы отдыха «Курочкино» в дно вбит сигнальный колышек, показывающий, как поднимается уровень воды в озере. Помощники депутата Литовченко вместе с сотрудниками копейской администрации ведут мониторинг работ по перекачке. Сейчас, с наступлением холодов, можно будет расслабиться и ждать весны – а там, где-нибудь в мае, спокойненько расконсервировать насосную и возобновить процесс.

Но неугомонные общественники говорят, что отдыхать рано: после остановки подачи воды нужно засучить рукава. 



Засучите рукава

Весной этого года Андрей Кульпин опубликовал на своей странице в «Фейсбуке» призыв к землякам выйти на берег Курочкино на субботник. Энтузиасты, искренне любящие свой город, не оставили доброе начинание без внимания. Наводить порядок на антрацитово-черном берегу вышла в том числе и значительная часть личного состава 6 Отряда федеральной противопожарной службы. Депутат городского Собрания Григорий Жаднов, чей избирательный округ находится в Старокамышинске, и Евгений Герман, директор «Комтранссервис+», организовали вывоз мусора на полигон. Отходы, собранные активными копейчанами, были приняты на утилизацию без какой бы то ни было оплаты.

- В ходе субботника мы собрали столько мусора, сколько смогли, - отмечает неравнодушный общественник. – Но осталось его еще очень и очень много – не на один грузовик. Мы с сыном как-то добрались до ближайшего острова, который раньше находился на двухметровой глубине, и увидели, что он весь завален хламом, оставшимся еще с советских времен!

Да и на берегу ситуация нерадужная: несмотря на то, что озеро непригодно для купания, копейчане и гости города устраивают в окрестностях водоема пикники и почему-то «забывают» забрать пустые бутылки, использованную пластиковую посуду, полиэтиленовые мешки.

Сейчас самое время для того, чтобы убрать мусор с берега, который по факту является дном – когда вода начнет прибывать, очистить акваторию будет значительно труднее.

Помимо мусора не мешало бы скосить и заросли камыша по всему периметру Курочкино: растительность, оказавшись на глубине, начнет гнить, что не лучшим образом скажется на качестве озерной воды.


Да будет лес

Уборкой активность члена городской Общественной палаты не ограничивается: осенью и весной он вместе с единомышленниками высаживает в окрестностях озера саженцы деревьев. Предпочитает хвойные породы не только в силу их прекрасных декоративных качеств, но еще и потому, что многие исконно растущие в этих краях березы больны водянкой. Значит, пополнять зеленый фонд белоствольными собратьями пустая затея —заболеет и молодь.

На добровольческих началах весной этого года было высажено двести хвойных, осенью – еще 450. Из первой, весенней, посадки, выжили далеко не все сосенки и пихты – «спасибо» грибникам и любителям пикников. Несмотря на наличие сигнальных лент, повязанных на тонких стволиках лесных новоселов, значительная часть саженцев оказалась переломана или вытоптана.

Теперь Андрей Кульпин вместе с экологом Виталием Полторацким и другими добровольцами решили сменить тактику – высадить колючий молодняк в «ясли», то есть кучно на небольшом участке земли. А потом, когда деревца подрастут и окрепнут, рассредоточить их по лесу. Инициативные копейчане планируют продолжить полезную акцию на следующий год. Они будут искренне рады, если к ним присоединится кто-нибудь из наших читателей.

Внимание каналу

Поработать призывают и Геннадий Безгодов и давний его знакомый Николай Беляков – бывший директор обогатительной фабрики. Объект для приложения сил – канал протяженностью в полкилометра, расположившийся за геронтологическим центром. Вода из Смолино после выхода из трубопровода попадает в этот канал и дальше самотеком идет в обмелевшее озеро.

- Когда угледобывающая промышленность в Копейске была на подъеме, шахты и обогатительная фабрика давали столько воды, что Курочкино, ставшее к тому моменту полноводным озером, не могло ее полностью вместить, - вспоминает Николай Иванович. - Возникла необходимость отвода лишних гидроресурсов, поскольку началось подтопление садовых участков в СНТ «Шахтер» и «Волна». С этой целью был прорыт канал из озера Курочкино в озеро Половинное, расположенное в двенадцати километрах от Старокамышинска ниже по уровню, чем наш водоем.

Горняки построили водоотвод со знанием дела: обеспечили уклон в пять градусов на всей его протяженности, в нескольких сотнях метров от берега на канале соорудили шлюз, позволяющий контролировать уровень воды в озере. Основание шлюза было выполнено из бетона, а сама заслонка – из металла. Сейчас в этом месте из бетона торчат одни лишь направляющие: в свое время распоряжение демонтировать заслонку дал сам Беляков.

Дело было так: в 90-е годы в озере начали разводить рыбу частные предприниматели. Мальков они везли аж из Омска и, понятное дело, совершенно не радовались водосбросу, во время которого рыбопитомники начинали мелеть. Разыгралось противостояние: Беляков днем открывает шлюз, а бизнесмены под покровом ночи закрывают. Вскоре из-за накопленных излишков воды «поплыли» садовые участки, расположенные в прибрежной зоне.

- От садоводов пошли жалобы на подтопление в прокуратуру и ЧУК. Люди в большинстве своем считали, что в сложившейся ситуации виновато руководство фабрики. Устав отбиваться от необоснованных обвинений, я решил проблему радикально. Нет шлюза – нет и превышения допустимого уровня воды, — констатирует Николай Иванович.

В настоящее время канал перекрыт земляной насыпью, чтобы вода, поступившая из Смолино, не утекала в Половинное. Но потоку, выходящему из трубопровода, приходится преодолевать путь до обмелевшего водоема против уклона, да еще и через бетонную преграду бывшего шлюза.

Геннадий Безгодов считает, что неплохо было бы бетон разломать, а по руслу канала пройти ковшом экскаватора, чтобы нивелировать отрицательный уклон. Возможно, когда-нибудь эта работа будет проведена силами общественников или городской власти. Но на первых порах нужно начать на планомерной основе следить за чистотой – на склонах канала появились пакеты с мусором. Не исключено, что за зиму люди, совершенно не знакомые с культурой поведения, в буквальном смысле добавят проблем с бытовыми отходами.


Вместо резюме

Основная часть работ по переброске воды, конечно, еще впереди. Но уже сегодня очень хочется представить, каким станет Курочкино через пару лет. Полноводным. Чистым. Обладающим благоустроенными пляжами. Окруженным живописным хвойно-березовым

лесом. В нем снизится концентрация соли, а значит, снова будет водиться рыба. Чадящий уголь уйдет на дно – и эндогенные пожары погаснут сами собой. Озеро вновь окажется центром притяжения для взрослых и маленьких жителей Копейска.

Осталось только понять, нужно ли и можно ли каким-либо образом рекультивировать бывшие отстойники и осветлители, «спрятанные» за насыпной дамбой. Но это уже тема для отдельного разговора. 


Владимир Можин, глава Копейского городского округа:

- От восстановления уровня воды в акватории озера Курочкино Копейск, несомненно, выиграет. Водоем снова станет привлекательным местом отдыха для жителей города и его гостей.

Администрация Копейского городского округа выражает большую признательность депутату Анатолию Литовченко и губернатору региона Борису Дубровскому за неравнодушное отношение к проблемам нашего населенного пункта, в том числе и экологического плана, которые невозможно решить на одном только местном уровне. У нас налажен конструктивный диалог, а это значит, что начатое дело по восстановлению озера удастся успешно завершить.

  


Словарик

Шлам (от нем. Schlamm — грязь) — отходы продукта, составляющие пылевые и мельчайшие его части, получаемые в виде осадка при промывке какого-либо рудного материала. В том числе шламом называют илистый осадок каменного угля или руды при мокром обогащении.

Эндогенный пожар (от греч. endon — внутри и genes —рожденный) — пожар, вызванный самовозгоранием полезного ископаемого, породы или горючего материала. Наносит ущерб народному хозяйству, загрязняет окружающую среду и представляет опасность для людей.

Читайте еще новости

Темы новостей
Подпишись, чтобы не пропустить самое актуальное
Оставить комментарий
24 января 2022 11:55 Больница в поселке Потанино вернулась к работе в доковидном режиме

Сегодня, 24 января, стационар вновь начал принимать пациентов с заболеваниями, не связанными с коронавирусной инфекцией.

24 января 2022 11:30 Треть сотрудников администрации Копейска перевели на удаленку

Об этом сообщил глава Копейска Андрей Фалейчик на аппаратном совещании.

Новости СМИ2