21 ноября 2018 11:54

Подарки и помощь волонтеров. В жизни героинь «Первого канала» Марии и Анечки наметился поворот к лучшему

Телевидение иногда способно творить чудеса. После выхода в эфир передачи «Мужское/женское» о Маше Князевой и ее племяннице Ане Бахтиевой в жизни этой маленькой семьи, кажется, наметился поворот к лучшему.

Подарки и помощь волонтеров. В жизни героинь «Первого канала» Марии и Анечки наметился поворот к лучшему
Автор: Светлана Полежаева Фото: Светлана Полежаева/Подслушано Копейск

Облезлые, покосившиеся копейские бараки в бесснежную ноябрьскую пору выглядят особенно уныло. Потрескавшиеся, давно не видавшие побелки стены, кривая от старости шиферная крыша, провисшие ставенки, выкрашенные в ядреный синий цвет, органично сочетаются с желтизной пожухшей травы и жирной дорожной хлябью – и эта органичность беспощадно, всепоглощающе, даже, пожалуй, по-некрасовски тосклива. И люди тут, на улице Жигулевской, наверняка не могут быть не тоскливыми – по крайней мере, в нынешнем голом ноябре.

- Маша, мы вам вещи привезли! Пойдемте в дом! – хмурая полуденная тишь вдруг расцвечивается звонкими женскими голосами. У входа в одну из квартир одноэтажного барака под сакраментальным номером тринадцать припарковано с полдюжины легковых машин. Хлопают дверцы багажников, в руках у людей, приехавших в гости к героиням телешоу, появляются мешки, узлы, баулы, сумки. Вся процессия ныряет в тепло маленькой, об одной комнате и кухне, квартирки. Этот тесный мирок, где деловито потрескивают в печи березовые поленья, кажется, никогда не видел столько народу разом. Шутка ли – десять человек!

Маша – в растерянности. Но она улыбается. И Анюта тоже улыбается. И никакой тоски.

Nicon 90 014.jpg

Я тебя не брошу

Тоненькая, будто былиночка, Аня сидит на кровати в обнимку с большим плюшевым медведем. Это – один из сегодняшних подарков от совершенно незнакомых ей людей.

- Я буду с ним спать в обнимку! – новая хозяйка медведя сейчас спать, конечно, не собирается, но обнимает его крепко-крепко. Перед ней возникает, как по волшебству, все больше и больше игрушек – мягкие разноцветные зайцы, тигры и собачки, блондинистая кукла Барби в розовом и Барби-шатенка в красном. Аня сияет: столько игрушек ей никто и никогда не дарил за все одиннадцать лет ее жизни. Да и вообще ее детство выдалось небогатым на подарки. Разве только папа Сережа однажды купил ей куклу…

Nicon 90 020.jpg

Вот это сюрприз! Волонтеры вручили Ане новый смартфон


Собственно, из-за папы Сережи и завертелась история с поездкой на «Первый канал». Маша не хочет пересказывать эту историю гостям – сами же все по телевизору видели! – но полные горечи слова, будто против воли, рвутся из ее уст.

- Анечка вообще могла бы не появиться на свет! – Маша сжимается в готовую сорваться пружину. – Лена, сестра моя, не хотела ее рожать. Почему? Потому что пила. Потому что жили мы бедно – и она, и я, и Сергей, ее муж. Сестра хотела пойти на аборт, а я ей не разрешила: «Даже не думай такой грех на душу брать! Рожай ребеночка, а я тебя не брошу – буду помогать». Кроме меня у Лены-то никого не было. Наши родители умерли: мама – когда мне было двенадцать, отец – в мои шестнадцать. Была еще старшая сестра Марина, но и она умерла. Все водка проклятая! Да и условий никаких у нас не имелось – мы же росли на улице, обитали на теплотрассе. Хорошо хоть меня бог отвел от того, чтобы спиться. Потому, наверное, и жива…

Аня сидит здесь же, но воспитанно молчит и делает вид, что не слышит горьких фраз тети Маши – единственной близкой души. Добровольцы, накануне посмотревшие передачу на «Первом» и организовавшие через городские паблики в «ВК» сбор и доставку материальной помощи от неравнодушных копейчан, тоже молчат — сочувственно.

Стенка_подслушано.jpg

Не новая, зато аккуратная и вместительная стенка - подарок неравнодушных копейчан


- Сергей, папа Анечки, с самого начала устранился от забот о дочке, — Маша наконец справляется с комом в горле и продолжает рассказ. – Даже на крыльце роддома не появился в день выписки – сказал, что его с работы не отпустили. Лену с Аней домой забирала я. Он ведь по первости и не верил, что ребенок от него. Чего уж тут не верить – она же копия папа!

Через год выяснилось, что у Лены туберкулез, открытая форма. Пришлось мне взять Анютку и снять отдельное жилье. С тех пор я ее и ращу.

Без мужчин

Алла Дмитриевна, одна из добровольных помощников, примеряет на тонкие Анюткины ножки самовязанные шерстяные носки, сменяя одну пару другой, а Маша все рассказывает о своей несладкой жизни:

- Сестра болела и пила. Сергей, собутыльник и муж, через пять лет совместной жизни ее бросил. И вдруг в деревне в Октябрьском районе, где мы тогда жили, чиновники из местной опеки решают забрать Анечку в детдом! А все потому, что у меня, родимой тетки, не было ни официальной работы, ни законных прав на Анюту. Тут уж я поняла, что ждать нельзя – надо бежать. Так мы почти пять лет назад и очутились в Копейске. С тех пор здесь и живем.

В комнате, несмотря на топящуюся печь, холодно – растрескавшиеся от старости рамы не держат тепло. Босые ноги пристывают к ледяному полу – не спасает даже древний затоптанный палас, оставшийся от прежних хозяев.

Барак, ставший домом для Маши и Ани, был в 2017 году признан аварийным, а значит, латай его - не латай, большого толку не будет. Тем не менее на кухне, совмещенной с прихожей, еще один волонтер, профессиональный электрик Александр Таскаев, ремонтирует проводку – меняет пожароопасные пробки на надежные автоматы. Молодой парень, отказавшийся представиться, деловито обмеряет один из оконных проемов, чтобы потом вернуться в старый барак на улице Жигулевской с новым пластиковым окном.

электрик.jpg

- Все потихоньку наладится, Маша, — мудро отмечает Алла Дмитриевна, примеряя на Анечку очередную пару носков. – Найдем тебе мужчину хорошего, сосватаем, и будете с Анюткой жить – не тужить.

- Нет уж, спасибо, не надо нам мужчин! – Маша категорично мотает головой. – Я сама со всем справлюсь. Я же с шестнадцати лет работаю, хотя паспорт смогла оформить только в двадцать. Сначала овощи на Каширинском рынке перебирала, потом научилась арбузами торговать. Уборщицей в магазине была. Потом, когда мы с Анечкой в деревню переехали, к фермеру устроилась – каждый день двенадцать коров вручную доила. Сейчас на хлебозаводе тружусь. Зарабатываю, конечно, мало – девять тысяч всего, но кто же мне больше заплатит с четырьмя классами образования? Больше-то мне учиться не довелось.

Про деньги и права

Добровольцы начинают навешивать на привезенную ими же мебельную стенку стеклянные дверцы. Молодой человек, пожелавший остаться неназванным, идет договариваться к соседям, которые не дают Маше восстановить водоснабжение – в свое время они скидывались на обустройство общего колодца, а Маша, ввиду крайней стесненности в деньгах, нет.

Год назад, когда мама Лена, которую Аня почти и не видела, не смогла оправиться после операции по удалению легкого и восьми ребер и умерла, папа Сережа как единственный законный представитель стал получать на дочку пенсию по потере кормильца – 8,5 тысяч рублей. До Анюты, как выяснили ведущие ток-шоу, доходило чуть больше половины этой суммы.

- А потом Сергей пришел к нам и забрал Анютку к себе, - Маша достает подаренные вещи из мешков и начинает раскладывать их в стопки. – Я ему препятствовать не стала. Решила: одумался, наверное, прислушался к отцовскому инстинкту. Отпустила донечку свою, подумала, что ей там лучше будет. Все ж таки у Сергея и зарплата побольше, чем у меня, - семнадцать тысяч, да еще и пенсия Анюткина. Еще надеялась, что Ане с отцом будет спокойнее – она же от каждого шороха вздрагивала и пряталась, потому что боялась, что опека придет и отправит ее в приют. Я же на нее никаких прав не имею.

- Мне у папы не понравилось. Я больше туда не хочу, — вдруг подает голос доселе молчавшая тростиночка Аня. – Он меня не любил. Не бил, нет. Но часто кричал, все время ругался. И жена его тоже меня не любила. И я тоже не смогла их полюбить. И вот я терпела, терпела, терпела, и сама ушла к моей Маше. И больше от нее никуда не пойду.

Так что Аня тоже не особенно хочет, чтобы у нее появился новый папа. По крайней мере, пока.

RLJ7WCX8D_s.jpg

Когда Мария еще жила в деревне, она любила огородничать, выращивала розы


Будем жить

На «Мужское/женское» Маша решилась поехать от безысходности: устала бояться, что донечку-племяшку заберет опека и передаст родному – чужому для Ани – отцу. Устала, наверное, и от несправедливости с Анюткиной пенсией по потере кормильца.

Сотрудников, а точнее, сотрудниц отдела опеки Маша боялась зря. Не беремся утверждать, как обстоят дела в других муниципалитетах, но в Копейске уже давно во главу угла ставится сохранение семьи в интересах ребенка.

- В соцзащиту я уже ходила, — Маша примеряет на себя подаренную гостями теплую куртку, деловито хлопает руками по карманам и столь же деловито рассуждает об их с Аней судьбе. – Хорошие там женщины работают, человечные. Оформили мне временное опекунство на Аню. Постоянное сделают после того, как я пройду испытательный срок – так по закону положено. Уже после этого можно будет подавать в суд на лишение Сергея отцовства. Надеюсь, все у нас получится!

В финале передачи Сергей в присутствии нотариуса подписал согласие на отказ от родительских прав – этот документ сможет сыграть на руку Марии в суде.

- Ох и жизнь у тебя, Маша, — констатирует кто-то из женщин, вставших вокруг хозяйки дома в полукруг. – Постоянное испытание на прочность!

- Вот-вот, — соглашается она. – Сплошной испытательный срок!

Дрова_Подслушано.jpg

Эти дрова, без которых не пережить зиму в холодном бараке с печным отоплением, - тоже дар от добрых людей


Маша смиренно ждет, пока он, испытательный срок, закончится, и она станет для Анечки полноправным опекуном. Что будет после, она особенно не задумывается и коротко отвечает: «Будем жить». И вновь, как в начале беседы улыбается. И Аня тоже улыбается.

В бараке с покосившейся крышей, синими ставнями и холодным полом, кажется, начинает пахнуть живым духом. Печь мощно и старательно гудит, вырабатывая тепло, а березовые поленья в ее пышущей жаром сердцевине ритмично потрескивают: «Ни-ка-кой, ни-ка-кой то-ски!».

 

Добровольцы благодарят

Екатерина Щербакова.jpg

Копейчанка Екатерина Щербакова – одна из тех, кто по своей инициативе организовал через городской паблик «Подслушано. Копейск» сбор помощи для Марии Князевой и Ани Бахтиевой, — выложила в «ВК» такой отчет:

«Откликнулось очень много людей, решивших помочь в сборе необходимого для Маши и Ани. Всем очень благодарна. Дрова привезли, воду подключили, по электрике сделали все, привезли шкаф, посуду, вещи, продукты. Добрые люди купили новый телефон Анюте. 
Если есть ещё желающие помочь – Маше надо пылесос, утюг. Новое мы не просим. 
Все пакеты с Машей мы разобрали, навели немного порядок. Надо в зал гардину под тюль и шторы. Тюль нам дали, штор нет. Окно на кухне заменят, обещали на кухне привести пол в порядок. Привезли электроплитку на две конфорки. Раковину установим, привезём ещё один шкаф под верхнюю одежду. Не откажемся от дивана и кровати б/у. У Анюты кровать и матрас в плохом состоянии и диван тоже.
Спасибо вам всем огромное, без вас у нас бы ничего не получилось».


Начало истории читайте здесь:

Копейск вновь засветился на «Первом». Продолжение истории с комментарием от органов опеки


Ранее по теме:

Восьмилетняя челябинка перетанцевала артистов на Первом канале

Читайте еще новости

Темы новостей
Подпишись, чтобы не пропустить самое актуальное
2 комментария
Администратор Анна, благодарим за отзыв. В следующей статье обязательно укажем! А пока напишем телефон Марии Князевой, ей можно позвонить, если есть желание помочь. Телефон 89514703860.
Анна Молодцы! Но предлагаю открыть счет для Анюты и опубликовать, чтобы каждый мог по возможности помогать! Написать еще раз эту историю и указать счет.
Оставить комментарий
24 января 2022 16:01 В учреждениях системы образования Копейска привито 100 процентов сотрудников

Об этом сообщил в ходе аппаратного совещания в администрации КГО начальник управления образования Алексей Ангеловский.

Новости СМИ2